Oops! It appears that you have disabled your Javascript. In order for you to see this page as it is meant to appear, we ask that you please re-enable your Javascript!
Главная » Услуги » Криминальный отдел » Пересмотр приговоров

Пересмотр приговоров

Получить услугу
 Ξ Пересмотр приговоров ® КАЛИТА и партнёры  Приговор представляет собой мнение и выводы, в первую очередь, человека – судьи, а человеку, как известно, свойственно ошибаться. Мысль, сформулированная великим римским мыслителем Сенекой Старшим о том, что в силу самой его природы “человеку свойственно ошибаться”/errare humanum est/, в наши дни более актуальна, чем когда-либо прежде.
  • Именно поэтому, современные уголовно-процессуальные системы рассматривают право на обжалование судебного решения в качестве не только важнейшей процессуальной прерогативы сторон, но и одного из фундаментальных прав человека. Поскольку речь идёт о жизни, свободе и репутации человека, право на повторное рассмотрение уголовного дела означает и право на повторное судебное следствие. Право на два полноценных рассмотрения уголовного дела с проведением судебного следствия, также не ограничивает вас в праве на пересмотр уголовного дела вышестоящим судом и после прохождения делом двух инстанций судебного рассмотрения.
  • Пересмотр приговоров не ограничивается второй инстанцией, а представляет собой сложную систему дополняющих друг друга, функционально разнообразных, количественно ограниченных и пирамидально выстроенных способов и механизмов, каждый из которых отражает процессуальное право сторон на критику судебного решения (прежде всего приговора) с той или иной точки зрения. В конечном итоге, уголовно-процессуальная система должна обеспечить вам доступ в высший суд страны, который даст финальную оценку применения нижестоящими судами уголовного и уголовно-процессуального законов.
 Ξ Вам необходимо проявить настойчивость и принципиальность, если вы решили добиться пересмотра приговора, а мы вам в этом поможем. Обратитесь в ® КАЛИТА и партнёры, наши специалисты располагают уникальным практическим опытом успешного пересмотра судебных актов на всех уровнях уголовно – правовой системы. 

Ξ Академия права ® КАЛИТА и партнёры 
Уже стало традицией, что на сайте компании мы стараемся размещать максимум полезной информации для наших клиентов. Судебная и правоприменительная практика, правовые позиции высших судебных инстанций, актуальное законодательство и практические советы – обо всём этом вы узнаете, прочитав публикации на страницах нашего сайта.
Не хотите тратить время на чтение, тогда просто свяжитесь с нами любым удобным для вас способом, сообщите о своей проблеме и мы предложим вам её решение.
В этом разделе, в простой и понятной форме изложены все необходимые сведения и знания по данной тематике.


Апелляция
Апелляция – единственный способ проверки не вступивших в законную силу приговоров, независимо от того, судом какого уровня вынесен приговор. После вынесения приговора и до его вступления в законную силу лица, чьи права и законные интересы затронуты этим решением, вправе в течение 10 суток обратиться в суд второй инстанции с апелляционной жалобой (представлением). Основания для обжалования приговора в апелляционном порядке самые широкие среди других проверочных инстанций – это незаконность, необоснованность, и несправедливость приговора. Конституция Российской Федерации гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод (статья 46, часть 1). Право на судебную защиту реализуется через совокупность различных процессуальных средств, обеспечивающих справедливое правосудие и эффективное восстановление нарушенных прав граждан. Из статьи 50 (часть 3) Конституции Российской Федерации, закрепляющей право осужденного за преступление на пересмотр приговора вышестоящим судом в порядке, установленном федеральным законом, вытекает обязательность предоставления каждому, в отношении кого выдвинуто обвинение в преступлении, права на рассмотрение его дела как минимум двумя судебными инстанциями, а также право законодателя предусмотреть в федеральном законе особенности производства в каждой из этих инстанций. Указанные конституционные нормы в их взаимосвязи со статьей 49 (часть 1) Конституции Российской Федерации, согласно которой каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда, и с учетом положений Международного пакта о гражданских и политических правах (пункт 1, подпункт “d” пункта 3, пункт 5 статьи 14), Конвенции о защите прав человека и основных свобод (пункт 1, подпункт “с” пункта 3 статьи 6, пункт 1 статьи 2 Протокола N 7) предполагают необходимость законодательного обеспечения обвиняемому (осужденному) соответствующих возможностей для защиты своих прав и интересов при рассмотрении дела в суде второй инстанции. Объем конкретных правомочий, которые предоставляются ему в этих целях, связан как с пределами полномочий судебной инстанции, так и с установленной процедурой рассмотрения дел в этой стадии судопроизводства и содержанием тех прав, которыми наделены прокурор и другие участники процесса. Несогласие лица, уполномоченного принести жалобу или представление, с вынесенным приговором должно быть выражено в письменной форме и соответствовать обязательным требованиям, установленным законом (ст. 389.4 УПК РФ). Право апелляционного обжалования принадлежит осужденному, оправданному, их защитникам и законным представителям, государственному обвинителю и (или) вышестоящему прокурору, потерпевшему, частному обвинителю, их законным представителям и представителям, а также иным лицам в той части, в которой обжалуемое судебное решение затрагивает их права и законные интересы. В качестве судов апелляционной инстанции вправе выступать суды всех уровней, кроме низового звена – мировых судей (ст. 389.3 УПК РФ). В зависимости от того, каким судом был вынесен приговор, апелляционные жалобы (представления) подаются в соответствующий вышестоящий суд. Например: для приговоров вынесенных мировыми судьями, апелляционной инстанцией будет являться районный суд; для решений районного суда – судебные коллегии по уголовным делам верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа, окружного (флотского) военного суда; для решений верховного суда республики, краевого, областного и иного, равного ему по значению суда – Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ и Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда РФ. Апелляционная жалоба (представление) адресуется вышестоящему суду, но при этом физически подается (направляется) через суд, вынесший обжалуемое судебное решение (ч. 1 ст. 389.3 УПК РФ). Такой порядок подачи жалобы (представления) призван обеспечить более быструю и оперативную подготовку рассмотрения дела судом апелляционной инстанции и более полное обеспечение прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства. Одним из основных принципов, оказывающим влияние на содержание понятия апелляционной судебной инстанции, является принцип коллегиальности. По общепринятым в мире стандартам, суд апелляционной инстанции рассматривает уголовные дела коллегиально и функционирует на уровне как минимум второго звена судебной системы. Например, в Англии окружной суд рассматривает апелляционные жалобы на приговоры судей-магистратов, далее возможна подача апелляционных жалоб в Апелляционный суд и Палату лордов, при этом все дела рассматриваются коллегиально. При рассмотрении дела в апелляционной инстанции обязательно исследование доказательств, уже бывших в поле зрения нижестоящего суда. И в истории отечественного права мы наблюдаем, что проверочным производствам также всегда была присуща такая черта, как коллегиальность: Устав уголовного судопроизводства 1864 г. устанавливал, что съезды мировых судей и судебные палаты рассматривали апелляционные отзывы и протесты в коллегиальном составе; в советском уголовном процессе принцип коллегиальности также распространялся на все проверочные инстанции. Общепризнанным в науке уголовного процесса является тезис, который можно выразить словами известного русского юриста – председателя Московского окружного суда (1896-1908 гг.), профессора кафедры уголовного права и уголовного судопроизводства юридического факультета Московского университета (1917-1919 гг.) – Николая Васильевича Давыдова: “…если состав апелляционного суда… однороден с судом первой инстанции, то ничем не доказанным представляется посылка, что вторая инстанция дает больше гарантий справедливого решения дел”. Жаль, что в современном отечественном законодательстве прослеживается обратная тенденция к увеличению числа исключений из принципа коллегиальности апелляционной инстанции. Так, федеральным законом от 23 июля 2013 г. N 217-ФЗ в УПК РФ в ч.3 ст. 30 были внесены изменения, в соответствии с которыми, стало возможным единоличное рассмотрение апелляционной жалобы в суде среднего звена при проверке уголовного дела небольшой и средней тяжести. Чем руководствовался законодатель, внося изменения в закон, предположить не сложно – нехваткой судей и их загруженностью, но оправдать подобное нарушение конституционных гарантий на справедливое судебное разбирательство, нечем. Подобное изменение законодательства, на наш взгляд, недопустимо, так как произвольно (безосновательно) поражает гражданина в правах – ставит его конституционно-закрепленное право на справедливое судебное разбирательство в зависимость от тех или иных причин, в данном случае в зависимость от тяжести, даже еще не доказанного, а только инкриминируемого ему деяния. Не совсем, на наш взгляд, это положение оправдано и с точки зрения превентивной функции права. По замыслу законодателя, гражданин, обвиняемый в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, наделяется бОльшим объемом прав и гарантий нежели обвиняемый в совершении менее тяжкого преступления. Подобное положение вещей явно не способствует процессу воспитания в обществе адекватного представления о системе поощрения законопослушного поведения. Тем не менее, апелляционная инстанция остается единственным доступным средством проверки приговора с точки зрения не только соблюдения закона, но и правильности установления фактических обстоятельств дела. Она наделена достаточно широкими правами, позволяющими ей самостоятельно исправлять судебные ошибки, связанные с незаконностью, необоснованностью и несправедливостью приговоров или незаконностью и необоснованностью иных решений суда до их вступления в законную силу. Пределы проверки в апелляции сформулированы в ч. 1 ст. 389.19 УПК РФ: “При рассмотрении уголовного дела в апелляционном порядке суд не связан доводами апелляционных жалобы, представления и вправе проверить производство по уголовному делу в полном объеме”. При этом в любом случае, вне зависимости от доводов жалобы (представления), суд должен проверить, имеются ли предусмотренные ст. 389.15 УПК РФ основания для отмены или изменения судебного решения. Только в одном случае суд апелляционной инстанции обязан действовать строго в рамках доводов жалобы (представления) – если речь идет о принятии решения, ухудшающего положение осужденного, оправданного, лица, в отношении которого уголовное дело прекращено. Суд не может выступать инициатором каких-либо изменений, ставящих осужденного (оправданного) в невыгодное положение, так как не является органом преследования. Он может лишь согласиться с доводами и мотивами, приведенными в представлении прокурора, жалобе частного обвинителя, потерпевшего, его законного представителя и (или) представителя. Согласно ч. 2 ст. 389.19 УПК РФ суд вправе проверить и отменить или изменить решение суда в отношении лиц, осужденных (оправданных) по этому же уголовному делу, в интересах которых жалоба не принесена, если этим не будет ухудшено положение таких осужденных (оправданных). Особенного внимания, при рассмотрении уголовного дела в апелляционном порядке, заслуживает правило о запрете поворота к худшему (non reformatio in pejus). Под поворотом к худшему следует понимать любое неблагоприятное для оправданного или осужденного изменение, как то: отмена оправдательного приговора, увеличение размера наказания (даже если суд нижестоящей инстанции допустил ошибку и назначил более мягкое наказание, чем следовало); изменение квалификации на статью, предусматривающую более строгое наказание; увеличение фактического объема обвинения; замена условного наказания реальным, в том числе и более мягким, и т.д. Важно понимать при этом, что ухудшением считается негативное для осужденного (оправданного) изменение по сравнению с изначальным приговором (решением) суда.
Порядок рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции
Согласно ч. 1 ст. 389.13 УПК РФ производство по уголовному делу в суде апелляционной инстанции осуществляется в порядке, установленном для судебного разбирательства в суде первой инстанции (гл. 35 – 39 УПК РФ) с изъятиями, предусмотренными гл. 45.1 УПК РФ. Структурно апелляционное производство в целом совпадает с рассмотрением дела по существу. После того, как в суд апелляционной инстанции из суда, рассматривавшего дело в первой инстанции, переданы жалоба (представление) вместе с материалами уголовного дела, судья, после изучения поступивших материалов, выносит постановление о назначении судебного заседания, о чем обязательно извещаются стороны не менее чем за семь суток до начала судебного заседания (ст. 389.11 УПК РФ). После открытия судебного заседания в нормативно закрепленной последовательности подготовительная часть судебного заседания сменяется этапом судебного следствия, затем производятся прения сторон, предоставляется последнее слово лицу, в отношении которого проверяется судебное решение, и, наконец, завершающим этапом является постановление апелляционного приговора (вынесение апелляционного определения, постановления) и обращение его к исполнению. Секретарь судебного заседания ведет протокол судебного заседания в соответствии с требованиями ст. 259 УПК РФ. При назначении и подготовке заседания суда апелляционной инстанции судья проверяет, извещены ли о принесенных жалобах или представлениях лица, интересы которых затрагиваются жалобой или представлением, и направлены ли им их копии с разъяснением права подачи возражений в письменном виде в срок, который должен быть сопоставим со сроком, установленным для принесения самой жалобы или представления. К таким лицам судебная практика относит осужденных (оправданных) по данному уголовному делу лиц, не обжаловавших приговор, и их защитников, а также лиц, в отношении которых решение суда было вынесено заочно в порядке ч. ч. 4, 5 ст. 247 УПК РФ. В силу ч. 3 ст. 389.11 УПК РФ при невыполнении вышеуказанных требований судья возвращает уголовное дело в суд первой инстанции для устранения обстоятельств, препятствующих рассмотрению данного уголовного дела в суде апелляционной инстанции. Если же такие обстоятельства будут установлены непосредственно в заседании суда апелляционной инстанции, суд снимает уголовное дело с апелляционного рассмотрения и возвращает его в суд первой инстанции для устранения нарушений. Общая ориентированность апелляции на процедуру разбирательства уголовного дела в суде первой инстанции объясняется широким предметом апелляционного производства, т.е. кругом тех вопросов, которые подлежат проверке (ст. 389.9 УПК РФ). В связи с тем что исследуются не только вопросы права, но и фактические обстоятельства дела, которые могут быть установлены только путем непосредственного и устного исследования доказательств, производства судебно-следственных действий и т.п., в судебном заседании появляется этап судебного следствия (который отсутствует в кассации и надзоре). Праву суда вынести новый приговор корреспондирует обязанность предоставить сторонам возможность донести до суда свою позицию по делу в прениях сторон. Кроме того, вопрос о виновности, составляющий основу апелляционной проверки, по общему правилу не может быть решен без учета позиции осужденного (оправданного; лица, в отношении которого уголовное дело прекращено; лица, в отношении которого принято решение о применении принудительной меры медицинского характера или об отказе в ее применении и т.п.) – отсюда необходимость предоставления ему последнего слова. Вместе с тем апелляция – это все же в первую очередь проверочное производство, что неизменно влечет за собой определенные особенности, отличающие его от производства в суде первой инстанции. Главным образом различия затрагивают этап судебного следствия. Характеризуя прочие исключения из общего порядка, следует обратить внимание на этап прений сторон. Содержание выступлений сторон в прениях ограничено пределами, в которых уголовное дело рассматривалось в самом суде апелляционной инстанции, а не в полном объеме, как в суде первой инстанции. При этом первым выступает уже не обвинитель, а лицо, подавшее апелляционные жалобу или представление (ч. 1 ст. 389.14 УПК РФ). Последнее слово предоставляется лицу, в отношении которого проверяется судебное решение – это лицо, в отношении которого велось уголовное преследование (подозреваемый, обвиняемый, осужденный, оправданный, т.е. лицо, находящееся в апелляционной инстанции на условной “скамье подсудимых”), хотя в сегодняшних условиях речь может также идти о лице, в отношении которого велось производство по применению принудительных мер медицинского характера. Стоит также отметить, что этапа последнего слова может и не быть, если указанное лицо не принимает участия в судебном заседании. Осужденный (оправданный, лицо, в отношении которого уголовное дело прекращено, подозреваемый, обвиняемый и т.п.) в действующей модели апелляции не является лицом, чье участие признается безусловно-обязательным. Закон говорит лишь о случаях, когда оно является таковым: когда данное лицо ходатайствовало о своем участии, а также если суд признает его участие необходимым (ст. 389.12 УПК РФ). Буквальное следование ч. 1 ст. 389.12 УПК РФ фактически позволяет суду рассматривать уголовное дело по правилам, установленным для суда первой инстанции, и выносить решение, ухудшающее положение лица, без его участия. Однако, судебная практика свидетельствует о том, что суды апелляционной инстанции в большинстве своем признают необходимым и обязательным участие осужденного в случае, когда производство инициировано стороной обвинения и может привести к изменению положения осужденного. Постановление апелляционного приговора, вынесение апелляционного определения, постановления осуществляется по общим правилам, установленным гл. 39 УПК РФ: решение выносится в совещательной комнате и подписывается всем составом суда. Судья, оставшийся при особом мнении, вправе изложить его в совещательной комнате. Особое мнение приобщается к уголовному делу и оглашению в зале судебного заседания не подлежит, но по ходатайству участников судебного разбирательства предоставляется им для ознакомления (ст. 389.33 УПК РФ).
При провозглашении апелляционного решения закон допускает отступление от принципа гласности, выражающееся в том, что суд по возвращении из совещательной комнаты оглашает только вводную и резолютивную части. Вынесение мотивированного решения может быть отложено не более чем на трое суток со дня окончания разбирательства уголовного дела (ч. 2 ст. 389.33 УПК РФ).
Особенности производства судебного следствия в апелляционной инстанции
Судебное следствие является центральным этапом судебного разбирательства в суде апелляционной инстанции. Именно здесь реализуются основные полномочия суда и права сторон, которые и позволяют говорить об апелляции как о форме проверки судебного решения по существу с точки зрения законности, обоснованности и справедливости. А эффективная проверка обоснованности судебного акта, т.е. соответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела (вопросы факта), возможна только в случае, если у вышестоящего суда есть право самостоятельно проверить и оценить любые доказательства, в том числе и новые, не представленные в суд первой инстанции. Начинается судебное следствие с краткого изложения судьей-докладчиком (председательствующим или одним из трех судей коллегии) содержания приговора или иного обжалуемого судебного решения, существа апелляционной жалобы или представления, возражений на них, а также существа представленных дополнительных материалов, если они поступили. После доклада председательствующего или судьи суд заслушивает выступления стороны, подавшей жалобу (представление), и возражения другой стороны. Затем суд переходит к проверке (исследованию) доказательств. Основу судебного следствия составляет как гласное, непосредственное и устное исследование (проверка) имеющихся доказательств, так и собирание новых (общие принципы, установленные ст. ст. 240, 241 УПК РФ, распространяются на апелляционную инстанцию). Иначе говоря, апелляция предоставляет право на повторное доказывание обстоятельств дела. Тем не менее данное право, традиционно признаваемое неотъемлемым для апелляционного производства, в настоящее время может быть в ряде случаев ограничено и весьма существенно. Обращение в апелляционную инстанцию предполагает, что заявитель намерен оспорить в суде фактическую сторону дела; если же он не согласен с применением права, апелляционные механизмы непосредственной проверки доказательств ему ни к чему, они излишни. Необходимо отметить, что повторное исследование доказательств, получивших оценку суда первой инстанции, а также имеющихся в деле доказательств, которые не были исследованы судом первой инстанции, осуществляется при условии, что суд признает это необходимым, причем апелляционный суд не вправе автоматически отказать в удовлетворении такого ходатайства, сославшись на соответствующий отказ в его удовлетворении суда первой инстанции (ч. 6 ст. 389.13 УПК РФ). Повторный допрос свидетелей, экспертов, потерпевших и т.д., допрошенных в суде первой инстанции, также допускается, если суд признает их вызов необходимым, хотя в последнем случае речь будет идти не об исследовании имеющихся, а о собирании новых доказательств в виде соответствующих показаний, полученных в апелляционной инстанции. Для исследования в суде совершенно новых доказательств установлены специальные условия: лицо, заявившее ходатайство об их исследовании, должно обосновать невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него, а суд должен признать эти причины уважительными (ч. 6.1 ст. 389.13 УПК РФ). С другой стороны, апелляционная инстанция вправе рассмотреть жалобу (представление) вовсе без проверки доказательств, которые были исследованы судом первой инстанции (ч. 7 ст. 389.13 УПК РФ). К сожалению, суды достаточно активно пользуются данным правом. Столь широкое применение судами исключительной по своему характеру нормы, позволяющей суду апелляционной инстанции обходиться без исследования доказательств, нельзя оценить положительно. Полномочия апелляционной инстанции по вынесению нового судебного решения основываются на праве непосредственно исследовать доказательства, тогда как отказ от данного права не позволяет говорить об апелляции как эффективной форме проверки судебного решения по существу в полном объеме как по вопросам права, так и по вопросам факта, гарантированного Конституцией РФ.
Основания отмены (изменения) судебного решения или постановления нового приговора в апелляционном порядке
Основания отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке в общем виде сформулированы в ст. 389.15 УПК РФ. Речь идет о пяти основаниях. В своей совокупности они охватывают все свойства судебного решения, которые могут стать предметом обжалования – законность, обоснованность и справедливость. Четыре из них можно назвать классическими, уже традиционными для отечественного уголовного процесса: 1) несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции; 2) существенное нарушение уголовно-процессуального закона; 3) неправильное применение уголовного закона; 4) несправедливость приговора. Пятое основание было введено относительно недавно (Закон от 26 апреля 2013 г.) и непосредственно связано с появлением у судов проверочных инстанций полномочия возвращать уголовное дело прокурору; 5) выявление обстоятельств, указанных в ч. 1 и п. 1 ч. 1.2 ст. 237 УПК РФ.  Разъяснение того, что понимается под несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, содержится в ст. 389.16 УПК РФ: 1) выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании; 2) суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда; 3) в приговоре не указано, по каким основаниям при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, суд принял одни из этих доказательств и отверг другие; 4) выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного или оправданного, на правильность применения уголовного закона или на определение меры наказания. Обжалование приговора по данному основанию означает несогласие заявителя с тем, как уголовное дело разрешено по существу с точки зрения установления фактов. Апелляционная инстанция, осуществляя проверку фактических обстоятельств дела, может самостоятельно устранить выявленные нарушения, используя свои полномочия по непосредственному собиранию или исследованию доказательств. Но нередко апелляционные суды отменяют приговор суда первой инстанции и направляют уголовное дело на новое рассмотрение в тот же суд, но в ином составе, что далеко не всегда соответствует природе апелляционной инстанции. Так, например, судебная коллегия суда Чукотского автономного округа отменила приговор Чукотского районного суда и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции со стадии судебного разбирательства в ином составе суда в связи с тем, что, излагая преступное деяние, признанное доказанным, суд указал в приговоре, что Ч. совершила убийство А. в состоянии алкогольного опьянения. Вместе с тем в описательно-мотивировочной части приговора имеется вывод о том, что протокол медицинского освидетельствования Ч. не содержит сведений о проведении лабораторных исследований при установлении состояния алкогольного опьянения, что не позволило суду “дать в полном объеме оценку наличия у подсудимой в момент совершения преступления алкогольного опьянения” (Обзор судебной практики Суда Чукотского автономного округа по уголовным делам за III квартал 2014 г.). Представляется, что в данном случае необходимость возвращать уголовное дело отсутствовала и суд апелляционной инстанции способен был самостоятельно устранить выявленное противоречие. Рассматриваемое основание отмены (изменения) приговора соотносится с требованиями обоснованности и мотивированности решения суда. В этой связи существует ряд особенностей применительно к приговорам, вынесенным с участием коллегии присяжных заседателей, и приговорам, вынесенным в особом порядке при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением (гл. 40 УПК РФ) или при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве (гл. 40.1 УПК РФ): они не могут быть обжалованы по данному основанию. Объясняется это тем, что при производстве с участием присяжных заседателей суд основывается на вердикте присяжных, а присяжные не мотивируют свой вердикт, поэтому выяснить, на чем основаны выводы присяжных, невозможно. Аналогичная логика действует и при особом порядке судебного разбирательства (гл. 40, 40.1), который не предполагает отражение в приговоре анализа доказательств и их оценки судьей (ст. 316 УПК РФ). Следующее основание связано с тем, что приговор или иное решение суда не соответствует требованиям законности в силу существенного нарушения уголовно-процессуального закона (ст. 389.17 УПК РФ). В первую очередь важно отметить, что не всякое процессуальное нарушение будет являться основанием для отмены или изменения решения, а только существенное, т.е. такое нарушение, которое путем неправомерного ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства либо несоблюдения процедуры или иным путем повлияло или могло повлиять на вынесение законного и обоснованного решения (ч. 1 ст. 389.17 УПК РФ). При этом суд должен реагировать на нарушения, даже гипотетически способные повлиять (“могло повлиять”) на законность или обоснованность решения. Суд вправе на основании своего внутреннего убеждения и обстоятельств конкретного уголовного дела признать то или иное нарушение существенным или несущественным, поэтому в теории уголовного процесса такого рода существенные нарушения уголовно-процессуального закона называются условными. Тем не менее, оставляя поле для судейского усмотрения, закон устанавливает перечень нарушений, которые a priori являются существенными и оказывающими влияние на законность и обоснованность приговора или иного решения суда. При обнаружении такого нарушения суду нет необходимости оценивать характер данного нарушения и степень его влияния на итоговые выводы суда – решение подлежит отмене в любом случае, поэтому такие основания называются безусловными основаниями к отмене приговора. Группу безусловных оснований объединяет то, что они посягают на основополагающие права участников уголовного судопроизводства. Закон относит к безусловно существенным нарушениям уголовно-процессуального закона (ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ): 1) непрекращение уголовного дела судом при наличии оснований, предусмотренных ст. 254 УПК РФ;2) вынесение решения незаконным составом суда или вынесение вердикта незаконным составом коллегии присяжных заседателей; 3) рассмотрение уголовного дела в отсутствие подсудимого, за исключением случаев, предусмотренных ч. ч. 4, 5 ст. 247 УПК РФ (заочное производство); 4) рассмотрение уголовного дела без участия защитника, если его участие является обязательным в соответствии с УПК РФ, или с иным нарушением права обвиняемого пользоваться помощью защитника; 5) нарушение права подсудимого давать показания на родном языке или языке, которым он владеет, и пользоваться помощью переводчика. Тут стоит отметить, что нарушение не только права давать показания на родном языке является основанием для отмены судебного решения, но и любое другое нарушение права пользоваться родным языком (в том числе право делать заявления, заявлять ходатайства, знакомиться с материалами уголовного дела на родном языке и т.д.); 6) непредоставление подсудимому права участия в прениях сторон; 7) непредоставление подсудимому последнего слова; 8) нарушение тайны совещания коллегии присяжных заседателей при вынесении вердикта или тайны совещания судей при постановлении приговора; 9) обоснование приговора доказательствами, признанными судом недопустимыми; 10) отсутствие подписи судьи или одного из судей, если уголовное дело рассматривалось судом коллегиально, на соответствующем судебном решении; 11) отсутствие протокола судебного заседания. В практической плоскости применение оснований для отмены или изменения решения суда чаще всего связано с охраной права подсудимого на защиту. Нарушение права на защиту может иметь самые разные проявления: подсудимый не был должным образом извещен о дате, времени и месте судебного заседания; защиту осуществлял адвокат иностранного государства, не получивший статус адвоката в соответствии с законом РФ; подсудимому не было предоставлено достаточное время для подготовки к прениям и последнему слову, отказано в консультациях с адвокатом; защитник подсудимого ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам его подзащитного, и др. Отмена оправдательного приговора по мотивам нарушения права обвиняемого на защиту не допускается; он может быть изменен по указанным мотивам лишь в части, касающейся основания оправдания, причем только по жалобе оправданного, его защитника, законного представителя и (или) представителя. Зачастую, суды второй инстанции отменяют приговоры на основании совокупности нарушений уголовно-процессуального закона. Так, например, Судебная коллегия Верховного Суда РФ отменила приговор в связи с тем, что подсудимому иностранному гражданину не было вручено постановление о возбуждении уголовного дела, переведенное на его родной язык, чем одновременно было нарушено и право на защиту, и право пользования родным языком. Кроме того, незаконным будет признаваться приговор, при постановлении которого допущено неправильное применение уголовного закона (ч. 1 ст. 389.18 УПК РФ). В отличие от процессуальных нарушений, которые должны быть оценены судом как существенные, нарушения уголовного закона признаются существенными всегда. Они могут выражаться в: 1) нарушениях требований Общей части Уголовного кодекса РФ; 2) применении не той статьи (части, пункта) Особенной части Уголовного кодекса РФ, которая подлежит применению и 3) нарушениях при назначении наказания (более строгое, чем предусмотрено санкцией статьи Особенной части УК РФ, и т.п.). Наиболее типичными ошибками в применении уголовного закона, допускаемыми судами при постановлении приговора, являются неправильная квалификация содеянного, т.е. применение не той нормы, которая подлежит применению, а также неправильное применение положений о смягчающих и отягчающих наказание обстоятельствах, о назначении наказания по совокупности преступлений или приговоров и др. Исправляя подобные нарушения, суд апелляционной инстанции вправе самостоятельно внести изменения в приговор, как улучшающие, так и ухудшающие положение осужденного, но только по требованию стороны обвинения. Несправедливость приговора как апелляционное основание выражается в том, что наказание, назначенное по приговору суда, не соответствует тяжести преступления, личности осужденного либо, хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса РФ, но по своему виду или размеру является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости (ч. 2 ст. 389.18 УПК РФ). Главным отличием незаконности приговора вследствие нарушения уголовного закона от его несправедливости заключается в том, что во втором случае суд не выходит за пределы норм, установленных УК РФ, но без должного внимания оставляет обстоятельства, индивидуализирующие наказание применительно к конкретному подсудимому. Иначе говоря, это тот случай, когда наказание формально выглядит законным, но может быть оспорено с точки зрения индивидуализации и с учетом относительно-определенных санкций уголовного закона, предоставляющих судье право на усмотрение исходя из обстоятельств дела. При определении содержания требования справедливости (несправедливости) приговора законодатель взял за основу ч. 1 ст. 6 УК РФ, которая в узкоотраслевом смысле формулирует принцип справедливости как соответствие наказания или иных мер уголовно-правового характера, применяемых к лицу, совершившему запрещенное уголовным законом деяние, характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного. Исходя из трактовки справедливости, закрепленной в ч. 2 ст. 389.18 УПК РФ, такое основание отмены или изменения решения вообще неприменимо ко всем прочим решениям суда, кроме как к обвинительному приговору. На указанный пробел регулирования обращали внимание многие юристы, вместе с тем отмечая, что не только приговор, но и иные определения и постановления суда могут быть несправедливыми и необходимо на них также распространить требование о справедливости. В этом же ключе на выявленную проблему смотрит и Европейский суд по правам человека, который является сторонником широкого понимания справедливости не только как свойства наказания, назначенного по приговору суда, но и как неотъемлемого элемента всего судебного разбирательства (ст. 6 Конвенции). С позиции ЕСПЧ требование справедливости применимо не только непосредственно к стадии судебного разбирательства, а к процессу в целом, в том числе к досудебному производству. Справедливым, разумеется, должен быть и результат судопроизводства. Судебное решение, в том числе и промежуточное, должно признаваться справедливым в том случае, когда вся процедура его принятия соответствовала закону, когда права и гарантии лиц были в полной мере соблюдены.
Виды апелляционных решений
Суды апелляционной инстанции принимают решения в форме приговоров, определений (при коллегиальном составе суда) и постановлений (при единоличном составе). Обязательные требования, которым должен отвечать приговор суда апелляционной инстанции, совпадают с требованиями, установленными для приговора суда первой инстанции (п. 28 ст. 5, ст. 297 УПК РФ); он должен состоять из вводной, описательно-мотивировочной и резолютивной частей с соответствующими особенностями, присущими разным видам приговоров (оправдательным и обвинительным, ст. ст. 389.28 – 389.32 УПК РФ). Требования закона, предъявляемые к апелляционным определениям и постановлениям, названы в ч. 3 ст. 389.28 УПК РФ. Кроме того, все решения суда должны отвечать общим требованиям законности, обоснованности и мотивированности (ст. 7 УПК РФ). Также суд вправе вынести частное определение (постановление) в адрес соответствующих организаций и должностных лиц в случае нарушения прав и свобод граждан, а также при наличии других нарушений закона, допущенных в ходе досудебного производства или при рассмотрении дела судом первой инстанции (п. 27 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 ноября 2012 г. N 26). Виды решений, которые, согласно ст. 389.20 УПК РФ, вправе принимать суды апелляционной инстанции, в целом достаточно типичны для суда проверочной инстанции. Их можно условно разделить на три большие группы в зависимости от процессуальных последствий принятия решения. К первой группе отнесены решения, которые оставляют обжалуемое решение в силе: 1) об оставлении приговора, определения, постановления без изменения, а жалобы (представления) без удовлетворения; 2) о прекращении апелляционного производства. Данное решение суд выносит, например, в случае, если жалоба или представление до начала заседания суда апелляционной инстанции отозваны лицами, их подавшими (ч. 3 ст. 389.8 УПК РФ), или в случае неявки без уважительной причины частного обвинителя, его законного представителя или представителя, подавших апелляционную жалобу (ч. 4 ст. 389.12 УПК РФ). Во вторую группу входят решения, которые отменяют (изменяют) обжалуемое решение и заменяют его новым итоговым решением по делу, которое вступает в законную силу с момента его провозглашения и подлежит исполнению: 1) об отмене решения суда первой инстанции и о прекращении уголовного дела; 2) об отмене обвинительного приговора и постановлении взамен него другого обвинительного приговора. Суды выносят новые апелляционные приговоры в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, когда апелляционным судом самостоятельно исследуются новые и переоцениваются имеющиеся в деле доказательства; при наличии в приговоре суда первой инстанции существенных нарушений, не позволяющих установить окончательное наказание, назначенное подсудимому (его размер, место отбывания); отсутствие в приговоре описания преступного деяния с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления и в других случаях, когда судом апелляционной инстанции устанавливаются новые фактические обстоятельства дела, отличные от тех, что были установлены судом первой инстанции; 3) об отмене обвинительного приговора и постановлении оправдательного приговора; 4) об отмене оправдательного приговора и о вынесении нового оправдательного приговора; 5) об отмене определения или постановления и о вынесении оправдательного приговора или иного судебного решения; 6) об изменении решения суда первой инстанции без отмены ранее вынесенного решения (ст. 389.26 УПК РФ). Принятие решения, относящегося к третьей группе, с одной стороны, означает, что обжалуемое решение отменено, но с другой – что производство по делу продолжается. Речь идет о таких решениях, как: 1) об отмене приговора, определения, постановления суда первой инстанции и о передаче уголовного дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции со стадии подготовки к судебному заседанию или судебного разбирательства; 2) о возвращении уголовного дела прокурору (ст. 389.22 УПК РФ). Право апелляционной инстанции отменить судебное решение суда первой инстанции и направить материалы уголовного дела в суд первой инстанции для нового рассмотрения может быть реализовано в двух случаях. Во-первых, если судом второй инстанции были выявлены нарушения, которые не могут быть устранены им самим. Верховный Суд РФ разъяснил в Постановлении от 27 ноября 2012 г. N 26, что под неустранимыми в суде апелляционной инстанции нарушениями следует понимать такие существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые не могут быть устранены судом апелляционной инстанции, например, в случаях рассмотрения дела незаконным составом суда либо с нарушением правил подсудности, нарушения права обвиняемого на защиту, которое не может быть восполнено судом апелляционной инстанции (п. 19). Принятие рассматриваемого решения является исключением из общей обязанности самостоятельно устранить допущенные нарушения и рассмотреть уголовное дело по существу непосредственно в апелляционной инстанции с вынесением итогового судебного решения. Поэтому понятие нарушений уголовно-процессуального и уголовного законов, неустранимых в суде апелляционной инстанции, следует рассматривать ограничительно. Если проанализировать судебную практику, то в качестве неустранимых нарушений суды признавали: нарушение права подсудимого на защиту, выразившееся в том, что адвокат занял позицию, противоречащую позиции своего доверителя, или в том, что подсудимому не было предоставлено последнее слово или в материалах дела отсутствовало постановление о возбуждении уголовного дела в отношении обвиняемого; нарушение права осужденного на участие в судебном заседании; нарушения правил проведения судебного разбирательства по уголовному делу, в том числе когда в материалах уголовного дела отсутствует постановление о назначении судебного заседания или когда подсудимый был лишен права на участие в прениях сторон; когда судом не проводилась подготовительная часть судебного заседания, не объявлялся состав суда, участникам судебного разбирательства не разъяснялось право отводов, не рассматривались вопросы о заявлении и разрешении ходатайств, о возможности рассмотрения уголовного дела в отсутствие кого-либо из участников уголовного судопроизводства и т.п. Вторым случаем, как уже говорилось ранее, является запрет самостоятельно выносить обвинительный приговор, заменяющий собой оправдательный приговор или постановление суда первой инстанции о прекращении уголовного дела (ч. 2 ст. 389.24 УПК РФ). После возвращения материалов дела в суд первой инстанции уголовное дело рассматривается заново по существу тем же судом, но в ином составе (в случае с решением мирового судьи – мировым судьей другого судебного участка) с соблюдением общих требований ст. ст. 61 – 65 УПК РФ. При этом суд апелляционной инстанции не вправе предрешать выводы суда первой инстанции о доказанности или недоказанности обвинения, достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществах одних доказательств перед другими, а также виде и размере наказания, поскольку при повторном рассмотрении дела суд первой инстанции обязан решить вопросы о виновности или невиновности подсудимого и о применении уголовного закона исходя из оценки доказательств в соответствии с требованиями ст. ст. 17, 88 УПК РФ. И наконец, решение апелляционного суда – об отмене обвинительного приговора или иного решения суда первой инстанции с возвращением уголовного дела прокурору (ч. 3 ст. 389.22 УПК РФ). Это происходит, когда апелляционный суд сталкивается с существенным нарушением уголовно-процессуального закона, которое не может быть устранено в рамках судебного производства, например, ненадлежащим предъявлением обвинения или ознакомлением участников уголовного судопроизводства с материалами дела по окончании предварительного расследования, что, в частности, могло помешать осуществлению их права на заявление ходатайства о производстве дополнительных следственных действий и т.п. Возвращать в такой ситуации дело в первую инстанцию нет никакого смысла, так как суд первой инстанции все равно не сможет сам устранить данные нарушения и вынужден будет вернуть дело прокурору. Точно такая же проблема возникает, если, например, апелляционный суд приходит по жалобе потерпевшего к выводу о том, что деяние обвиняемого неверно квалифицировано с точки зрения уголовного закона – квалификация должна быть более строгой. Возвращать уголовное дело в суд первой инстанции здесь опять-таки смысла нет, так как этот суд связан обвинительным заключением (актом) и не может выйти за его пределы (ст. 252 УПК РФ). В такой ситуации остается только вернуть уголовное дело прокурору, чтобы предъявить новое, более строгое, обвинение и предоставить обвиняемому возможность полноценно от него защищаться. Никто, конечно, не может помешать прокурору и органам расследования остаться при своем мнении (самым внимательным образом изучив, разумеется, доводы суда и предприняв все необходимые действия, указанные в судебном решении) и направить в суд обвинение в прежней редакции. Но рассматривать его в любом случае будут другие судьи как в первой, так и в апелляционной инстанции в силу принципа недопустимости повторного участия судьи в рассмотрении дела (ст. 63 УПК РФ).
КАССАЦИЯ
Кассационное производство – один из способов проверки законности вступивших в законную силу решений суда. Специфика кассационного производства проявляется в том, что подача жалобы не влечет за собой непременную обязанность суда в ходе судебного производства проверить оспариваемое решение. В удовлетворении кассационной жалобы может быть отказано на стадии предварительной оценки серьезности доводов жалобы. Праву суда отказать в передаче кассационной жалобы для рассмотрения по существу противостоит право заявителя получить адекватный ответ об основаниях такого отказа. Конституционный суд РФ в своём определении от 25 января 2005 г. № 42-О выразил это следующим образом: «Конституция Российской Федерации гарантирует каждому право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления (статья 33), защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (статья 45, часть 2), в том числе путем обжалования в суд решений и действий (бездействия) органов государственной власти и должностных лиц. Указанные права, по смыслу Конституции Российской Федерации, в частности ее статьи 21 (часть 1), которая, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 3 мая 1995 года N 4-П по делу о проверке конституционности статей 220.1 и 220.2 УПК РСФСР, требует рассматривать гражданина не как объект государственной деятельности, а как равноправного субъекта, могущего защищать свои права всеми не запрещенными законом способами и спорить с государством в лице любых его органов, предполагают не только право подать в соответствующий государственный орган или должностному лицу заявление, ходатайство или жалобу, но и право получить на это обращение адекватный ответ. Применительно к уголовному судопроизводству это означает необходимость принятия по обращению предусмотренного законом процессуального решения, которое в силу части четвертой статьи 7 УПК Российской Федерации должно быть законным, обоснованным и мотивированным. Иное явилось бы нарушением не только процессуальных прав участников уголовного судопроизводства, но и названных конституционных прав». Как уже было сказано, особенность права на кассационную жалобу состоит в том, что кассационная жалоба не в каждом случае будет рассмотрена непосредственно в судебном заседании суда кассационной инстанции. Объясняется это тем, что вступившее в законную силу судебное решение подпадает под действие принципа /res judicata/ – правовой определённости, а значит, не может быть поставлено под сомнение и пересмотрено лишь на том основании, что одна из сторон не согласна с выводами суда, так как фактические обстоятельства признаются окончательно установленными после рассмотрения уголовного дела в судах первой и апелляционной инстанций и в кассации не рассматриваются. В порядке кассации, основанием для преодоления юридической силы вступившего в законную силу приговора суда, являются нарушения закона при производстве по уголовному делу. Действующий закон установил открытый перечень лиц, наделенных правом обратиться в суд кассационной инстанции с жалобой для проверки законности принятых в ходе уголовного судопроизводства решений суда в той части, в которой обжалуемое судебное решение затрагивает их права и законные интересы. Например, при обжаловании постановления о применении к обвиняемому такой меры пресечения, как домашний арест, право обратиться в суд признается за собственниками жилья и другими лицами, проживающими совместно с обвиняемым, не согласными с помещением лица под домашний арест в соответствующем жилом помещении. Право обратиться в суд с кассационной жалобой возникает при наличии у гражданина законного интереса в восстановлении его прав, непосредственно нарушенных судебным решением. Лица, не принимавшие участие в деле, обязаны указать в кассационной жалобе, какие именно их права или законные интересы нарушены обжалуемым судебным решением. Иначе, такие лица не будут признаны субъектом, управомоченным на подачу жалобы.
Кассационные судебные инстанции
Отечественному кассационному производству характерна множественность судебных инстанций. В зависимости от того, какой суд рассматривал дело в качестве суда первой инстанции, УПК РФ предусматривает возможность подачи кассационных жалоб в две кассационные судебные инстанции: 1) президиум верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа, окружного (флотского) военного суда; 2) Судебную коллегию по уголовным делам или Судебную коллегию по делам военнослужащих Верховного Суда РФ (ст. 401.3 УПК РФ). Вступившие в законную силу судебные решения мирового судьи, районного суда, гарнизонного военного суда, апелляционные постановления и определения, а также промежуточные судебные решения верховных судов субъектов Российской Федерации, окружных (флотских) военных судов обжалуются в президиум верховного суда республики, краевой, областной и иной, равный ему по значению, суд. Существующая множественность судов кассационной инстанции требует соблюдения порядка инстанционности при обжаловании: указанные выше судебные решения могут быть последовательно пересмотрены сначала в нижестоящем суде – президиум суда среднего звена, и только после этого в соответствующем вышестоящем суде кассационной инстанции – Судебная коллегия Верховного Суда РФ. Причём для обращения в Судебные коллегии Верховного Суда РФ не обязательно, чтобы президиум суда уровня субъекта Федерации непосредственно в судебном заседании рассматривал жалобу по существу, а достаточно самого факта обжалования в нижестоящую кассационную инстанцию. Напрямую в Судебные коллегии Верховного Суда РФ, без обращения в нижестоящую кассационную инстанцию, можно обжаловать приговоры или иные итоговые решения судов среднего звена, если ранее они не обжаловались в Верховный Суд РФ в апелляционном порядке. Следует отметить, что ряд решений при этом вообще не может быть обжалован в кассационном порядке. Например, приговоры судов среднего звена, если они были обжалованы в апелляционном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда РФ, не могут стать предметом кассационной проверки. Такие решения пересматриваются сразу в надзорной инстанции – в Президиуме Верховного Суда РФ. Таким образом, приговоры по менее тяжким преступлениям пересматриваются большим количеством инстанций чем приговоры по тяжким и особо тяжким преступлениям. Так например, приговоры вынесенные мировыми судьями, могут пройти четыре уровня проверки – апелляция и кассация в суде среднего звена, кассация и надзор в Верховном Суде РФ, тогда как приговоры, постановленные верховными судами республики, краевыми, областными и равными им судами, только два – апелляция и надзор.
Пределы прав кассационной судебной инстанции
Законодатель исходит из того, что если нарушен закон в отношении лица, подвергнутого уголовной репрессии, то такая ошибка должна быть исправлена в любом случае самим судом, невзирая на формальные причины, по которым она обнаружена, и на тот факт, что приговор к тому времени уже вступил в законную силу. Отсюда положение закона, закреплённое в ст. 401.16 УПК РФ в качестве исходного: «1. Суд кассационной инстанции не связан доводами кассационных жалобы или представления и вправе проверить производство по уголовному делу в полном объеме». Это право суда выйти за пределы доводов, приведенных заявителями в жалобах, имеет ограничение: ухудшить положение осужденного, оправданного или лица, в отношении которого дело прекращено, кассационная инстанция вправе лишь по тому правовому основанию и по тем доводам, которые указаны в кассационном представлении прокурора, кассационной жалобе потерпевшего, его законного представителя или представителя. Суд кассационной инстанции самостоятельно не вправе принять решение, каким-либо образом ухудшающее положение осужденного, (оправданного, лица, в отношении которого уголовное дело прекращено). Отсутствие процессуальных средств для исследования доказательств, а также невозможность в достаточной мере обеспечить осужденному его право на защиту не позволяют суду изменить состоявшееся или вынести новое решение, изменяющее положение лица в худшую сторону. Если суд находит доводы кассационной жалобы (представления) стороны обвинения обоснованными, то может лишь отменить приговор или иное судебное решение и отправить дело на новое рассмотрение в нижестоящую инстанцию. Помимо этого, запрет поворота к худшему гарантирует осужденному право на обжалование без опасений, что его положение будет изменено в неблагоприятную для него сторону на основании проверки, проведенной по его же жалобе. Данная гарантия действует при условии, что жалобу в суд подает сторона защиты. В том случае, если кассационное производство инициирует сторона обвинения с целью ухудшить положение лица, кассационная инстанция не вправе самостоятельно ухудшить положение лица, даже если находит жалобу обвинения обоснованной, а может лишь отправить дело на новое рассмотрение. Это дает затем защите возможность обжаловать новый приговор в апелляционном, кассационном и других порядках. При этом ясно, что стороне обвинения также необходимо обеспечить возможность обжаловать приговор в своих интересах. Иными словами, запрет поворота к худшему сегодня является не абсолютным, а относительным, когда поворот к худшему в принципе допускается, но лишь по жалобе (представлению) стороны обвинения. Тот факт, что в кассационном порядке пересматриваются судебные решения, вступившие в законную силу и уже окончательно разрешившие уголовное дело, требует введения дополнительных механизмов, обеспечивающих осужденному (оправданному) стабильное правовое положение. Таким механизмом выступает предельный срок в один год для пересмотра приговора, определения, постановления суда по основаниям, влекущим ухудшение положения осужденного, оправданного, лица, в отношении которого уголовное дело прекращено. Использование осужденным права обжаловать вступившее в законную силу решение в своих интересах, напротив, не может рассматриваться как нарушающее принцип правовой определенности. Именно поэтому, исправление существенных нарушений закона, позволяющее восстановить права осужденного, бессрочно. Принципиально важным в вопросе ухудшения положения лица является то, что срок в один год дается не для обжалования, а для пересмотра приговора или иного судебного решения в кассационном порядке. Это означает, что в течение года с момента вступления в законную силу обжалуемого решения оно должно пройти все стадии кассационного производства, вплоть до принятия решения. Иначе, даже если жалоба (представление) была подана в срок, они будут оставлены без удовлетворения. Восстановление пропущенного срока, вне зависимости от уважительности причины, также не допускается (ходатайство о восстановлении пропущенного срока возвращается заявителю без рассмотрения).
Порядок рассмотрения дела в кассационной инстанции
Действующий порядок рассмотрения дел в кассационной инстанции состоит из двух этапов, первый из которых (предварительный) заключается в рассмотрении жалобы (представления) единолично судьей суда уровня субъекта Федерации или Верховного Суда РФ на предмет ее обоснованности, а второй представляет собой пересмотр самого обжалуемого судебного решения непосредственно судом кассационной инстанции, если к тому есть основания. Процедура единоличного рассмотрения судьей кассационной жалобы призвана исключить передачу в суд кассационной инстанции явно необоснованных обращений. Рассмотрение кассационной жалобы (представления) осуществляется судьей единолично, без участия заинтересованных лиц. Проведения открытого судебного заседания для этого не требуется, поскольку на данном этапе какое-либо новое решение, по-новому определяющее права и обязанности лиц, участвующих в производстве по делу, не выносится. Предварительная проверка обоснованности жалобы по общему правилу осуществляется путем исследования поданных жалобы, представления, приложенных к ним копий судебных решений, принятых ранее по делу, а также копий иных документов, подтверждающих, по мнению заявителя, доводы, изложенные в кассационной жалобе (представлении). Под иными документами следует понимать ранее не представленные материалы, такие как, например, характеристики, справки о наградах, инвалидности, копии вступивших в законную силу судебных решений, копии протоколов, деловые письма, договоры, приказы, инструкции, расписки, доверенности, чертежи, схемы, карты, рисунки, а также другие документы. Поскольку такие материалы не являются доказательствами, в их отношении установлены дополнительные ограничения, связанные с тем, что суд не вправе на их основании изменять или отменять судебное решение с прекращением производства по уголовному делу, кроме случаев, когда достоверность фактов, устанавливаемых такими материалами, не нуждается в дополнительной проверке судом первой или апелляционной инстанции. Если же представленные дополнительные материалы вызывают серьезные сомнения в законности приговора или иного решения суда, они могут быть положены в основу решения об отмене приговора, определения, постановления суда с передачей на новое судебное разбирательство в суд первой или апелляционной инстанции. В каждом случае, когда у судьи возникают обоснованные сомнения в законности обжалуемого решения, он для принятия мотивированного постановления должен истребовать материалы уголовного дела. На исследование жалобы и принятие решения по ней судье кассационного суда (за исключением Верховного Суда РФ) отводится срок в один месяц со дня поступления жалобы (представления). Если же судьей были истребованы материалы уголовного дела, срок увеличивается и составляет два месяца с момента поступления жалобы (представления). В Верховном Суде РФ сроки рассмотрения кассационных жалоб и представлений составляют два месяца (без истребования материалов уголовного дела) и три месяца (с истребованием материалов). При этом в любом случае период со дня истребования материалов судьей до их поступления в суд не учитывается. По результатам изучения жалобы (представления) судья выносит одно из следующих решений: 1) постановление о передаче кассационной жалобы (представления) с уголовным делом для рассмотрения в судебном заседании соответствующего суда кассационной инстанции либо 2) постановление об отказе в передаче. Председатель Верховного Суда РФ и один из его заместителей (далее – заместитель), согласно ч. 3 ст. 401.8 УПК РФ, вправе не согласиться с единоличным решением судьи об отказе, отменить его и своим постановлением передать кассационную жалобу (представление) для рассмотрения по существу в суд соответствующей кассационной инстанции. Фактически руководитель суда призван выступать дополнительным механизмом “возбуждения” проверочного производства, гарантирующим право каждого на пересмотр вступившего в законную силу решения суда. Однако в ч. 3 ст. 401.8 УПК РФ речь идет только об отмене “отказного” решения, вынесенного судьей Верховного Суда РФ. Кассационное производство на уровне субъекта Федерации остается вне пределов действия данной дополнительной гарантии. Закон не позволяет Председателю Верховного Суда РФ и его заместителю преодолеть решение судьи верховного суда республики, краевого, областного и иного равного ему суда. При этом закон не предоставил аналогичного права и председателям судов среднего звена и их заместителям. Отмеченный пробел законодательного регулирования позволяет констатировать неравенство прав заявителей при обжаловании судебного решения в кассационном порядке в судах разных уровней. В то же время у лица, в данном случае, остается еще право обратиться в вышестоящую кассационную инстанцию – соответствующую судебную коллегию Верховного Суда РФ. Председатель Верховного Суда РФ и его заместитель не вправе по собственной инициативе отменить решение судьи Верховного Суда РФ об отказе в передаче кассационной жалобы в кассационную инстанцию. Они действуют только на основании обращения заинтересованных лиц. Процессуальной формой решения Председателя Верховного Суда РФ и его заместителя является постановление, которое на общих основаниях должно отвечать требованиям законности, обоснованности и мотивированности. На втором этапе, непосредственно в суде кассационной инстанции, жалоба (представление), постановление судьи (председателя суда, его заместителя) о передаче кассационной жалобы (представления) для рассмотрения в судебном заседании вместе с материалами уголовного дела рассматриваются коллегиальным составом суда. Принцип коллегиальности проверочного производства безусловно соблюдается в кассационных инстанциях: пересмотр судебного решения в судебном заседании президиума верховного суда субъекта Российской Федерации осуществляется в составе не менее трех судей, в Судебных коллегиях Верховного Суда РФ – в составе трех судей. Судебное заседание президиума суда субъекта Российской Федерации должно быть назначено не позднее месяца со дня вынесения постановления о передаче уголовного дела в суд кассационной инстанции, а судебное заседание Верховного Суда РФ – не позднее двух месяцев. О дате, времени и месте заседания суд не позднее 14 суток до дня заседания извещает лиц, интересы которых затрагиваются жалобой (представлением), а также направляет им копии постановления о передаче кассационной жалобы (представления) для рассмотрения и копии жалоб (представлений), поданных другими участниками. В отличие от стадии предварительной проверки рассмотрение жалобы (представления) непосредственно в суде кассационной инстанции осуществляется при участии сторон. Участие прокурора обязательно; осужденный, оправданный, их защитники и законные представители и представители, а также иные лица, чьи права и законные интересы затрагивает обжалуемое судебное решение, вправе принимать участие. Стоит отметить, что для реализации права на участие в судебном заседании указанные лица должны заявить о своем желании принять участие в рассмотрении в специальном ходатайстве (в случае, если они не подавали кассационной жалобы) или непосредственно указать на это в кассационной жалобе. Судебное заседание начинается с доклада одного из судей об обстоятельствах уголовного дела, содержании судебных решений и доводов жалобы (представления), послуживших основанием для передачи жалобы (представления) в судебное заседание соответствующего суда кассационной инстанции. Дополнительной гарантией беспристрастности суда кассационной инстанции выступает запрет судьям, ранее вынесшим постановление о передаче жалобы (представления) вместе с уголовным делом на рассмотрение в судебном заседании, участвовать в рассмотрении данного уголовного дела в кассационном порядке. Однако данное правило не абсолютно. Исключение Пленум Верховного Суда РФ делает в отношении кассационного производства в президиуме верховного суда республики, краевого, областного и иного равного ему суда: если на подготовительном этапе жалоба (представление) изучалась судьей, не входящим в состав президиума, то в судебном заседании кассационной инстанции он может выступать судьей-докладчиком (абз. 2 п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 января 2014 г. N 2). Объясняется это тем, что такой судья участвовать в принятии окончательного решения по уголовному делу не вправе, а значит, его мнение, сложившееся в ходе предварительной проверки обоснованности жалобы, не сможет повлиять на объективность итогового решения суда. Судье-докладчику могут быть заданы вопросы другими судьями. После этого право высказаться по существу дела предоставляется сторонам, явившимся в суд: первой выступает та сторона, по чьей инициативе было начато проверочное производство. Как уже было отмечено ранее, в отсутствие такой стадии судебного разбирательства, как судебное следствие, исследование доказательств в судебном заседании суда кассационной инстанции не осуществляется. Проверка законности судебного решения производится на основе изучения имеющихся в распоряжении суда письменных материалов. После заслушивания выступлений сторон суд удаляется в совещательную комнату для принятия решения. Все вопросы при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке решаются большинством голосов судей, однако при равенстве голосов жалоба (представление) считается отклоненной.
Судебные решения кассационной инстанции и основания их принятия
В целом, перечень решений судов кассационных инстанций традиционен и обусловлен весьма ограниченными процессуальными возможностями кассационной инстанции по исследованию доказательств. Исходя из того, что суд осуществляет лишь документальную проверку и опирается в своих выводах лишь на материалы уголовного дела, копии имеющихся судебных решений, принятых по данному уголовному делу, и копии иных документов, представленные сторонами, закон закрепляет следующие виды решений, которые вправе вынести суд кассационной инстанции: 1) оставить кассационную жалобу (представление) без удовлетворения; 2) отменить приговор, определение или постановление суда и все последующие судебные решения и прекратить производство по данному уголовному делу; 3) отменить приговор, определение или постановление суда и все последующие судебные решения и передать уголовное дело в суд первой инстанции на новое судебное рассмотрение; 4) отменить приговор суда апелляционной инстанции и передать уголовное дело на новое апелляционное рассмотрение; 5) отменить решение суда кассационной инстанции и передать уголовное дело на новое кассационное рассмотрение; 6) внести изменения в приговор, определение или постановление суда; 7) постановление об отмене приговора, определения, постановления и возвращении уголовного дела прокурору (п. 3 ч. 1 ст. 401.14 УПК РФ). Дело подлежит возвращению прокурору при наличии обстоятельств, указанных в ч. 1 и п. 1 ч. 1.2 ст. 237 УПК РФ: когда обнаружены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, препятствующие рассмотрению дела в суде, если это не связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия, а также если наступили новые общественно опасные последствия деяния, являющиеся основанием для обвинения лица в совершении более тяжкого преступления. Напомню, что полномочие кассационной инстанции внести изменения в проверяемое судебное решение ограничено принципом запрета поворота к худшему. Не имея возможности гарантировать реализацию в необходимом объеме права осужденного на защиту, суд кассационной инстанции лишен права самостоятельно вносить в приговор изменения, ухудшающие положение лица; он может лишь смягчить назначенное наказание или применить закон о менее тяжком преступлении.
Основания отмены (изменения) приговора или иного судебного решения
Такими основаниями в кассационной инстанции, согласно ст. 401.15 УПК РФ, являются, с одной стороны, существенные нарушения уголовного закона (его неправильное применение) и (или) существенные нарушения уголовно-процессуального закона, а с другой – только такие существенные нарушения, которые повлияли на исход дела. Невозможность формализовать круг существенных нарушений и заранее определить, какие из них способны повлиять на исход дела, требует от суда кассационной инстанции в каждом случае индивидуально исследовать влияние допущенного нарушения на законность окончательного решения по делу. Тот факт, что приговор, определение, постановление суда уже вступили в законную силу, вызывает необходимость обоснованного и мотивированного вывода проверочной инстанции о том, почему то или иное нарушение признается существенным и как конкретно оно отразилось на правильности разрешения уголовного дела по существу, т.е. на выводе о виновности, на юридической оценке содеянного, на назначении судом наказания или на решении по гражданскому иску. В практике Европейского суда по правам человека к таким нарушениям относятся: нарушение правил о подсудности, серьезные нарушения судебной процедуры, явные ошибки в применении норм материального права, злоупотребления властью или иные основания, обусловленные интересами правосудия. Кроме того, следует различать основания для отмены или изменения судебного решения в кассационном порядке в зависимости от того, на улучшение или на ухудшение положения осужденного направлено проверочное производство. Очевидно, что для изменения вступившего в законную силу приговора в неблагоприятную для осужденного (оправданного) сторону основания должны быть более вескими, а их круг уже, чем для кассационного пересмотра в целях восстановления нарушенных прав осужденного (оправданного). Поворот к худшему при пересмотре приговора, определения, постановления суда, вступившего в законную силу, допускается, если в ходе судебного разбирательства были допущены повлиявшие на исход дела нарушения закона, искажающие саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия. К таким нарушениям можно отнести, например, неправильное применение уголовного закона, выразившееся в квалификации деяния по уголовному закону о менее тяжком преступлении, или неправильное указание в приговоре периода содержания под стражей, подлежащего зачету в срок отбытия наказания, повлекшее уменьшение срока отбывания наказания. Нарушениями уголовно-процессуального закона, являющимися основаниями для отмены или изменения приговора в сторону ухудшения, следует также признать вынесение судебного решения незаконным составом суда или незаконным составом коллегии присяжных заседателей; нарушение тайны совещания судей или коллегии присяжных заседателей; отсутствие подписи судьи на судебном решении или отсутствие протокола судебного заседания, а также иные нарушения, лишившие участников уголовного судопроизводства возможности осуществления гарантированных законом прав на справедливое судебное разбирательство либо ограничившие эти права.
НАДЗОР
Надзорная функция – одна из трех функций, возложенных на Верховный Суд РФ согласно ст. 126 Конституции РФ: “Верховный Суд Российской Федерации является высшим судебным органом по гражданским делам, разрешению экономических споров, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам, образованным в соответствии с федеральным конституционным законом, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за деятельностью этих судов и дает разъяснения по вопросам судебной практики”. Во исполнение положений Конституции РФ действующий УПК РФ в главе 48.1 закрепил, что единственной судебной инстанцией, осуществляющей функцию судебного надзора, является Президиум Верховного Суда РФ (ч. 1 ст. 412.1). Существо надзорных функций Верховного Суда РФ составляет проверка законности приговора, определения, постановления суда, вступившего в законную силу. Надзорная инстанция, не входя в исследование фактической стороны уголовного дела, анализирует только правильность применения норм материального и процессуального права. В Президиум Верховного Суда РФ обжалуются: 1) судебные решения, вынесенные по первой инстанции верховными судами республик, краевыми, областными и иными, приравненными к ним судами, если эти решения были предметом апелляционного рассмотрения в Верховном Суде РФ; 2) судебные решения окружных (флотских) военных судов, если они были предметом апелляционного рассмотрения в Верховном Суде РФ; 3) судебные решения, вынесенные Судебными коллегиями Верховного Суда РФ в апелляционном порядке; 4) судебные решения, вынесенные Судебными коллегиями Верховного Суда РФ в кассационном порядке; 5) постановления Президиума Верховного Суда РФ. Неотъемлемым правом каждого лица, вовлеченного в сферу уголовного судопроизводства, является право на справедливое судебное разбирательство, которое означает, что уголовное дело должно быть рассмотрено публично компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона (ст. 10 Всеобщей декларации прав человека, ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод). Любая серьезная судебная ошибка, в результате которой человек незаконно подвергся уголовной репрессии, должна быть исправлена, независимо от того, кем она допущена, на что указал Конституционный Суд РФ еще в Постановлении от 2 февраля 1996 г. N 4-П. В числе стоящих перед надзорной инстанцией задач (помимо выявления и исправления судебных ошибок и обеспечения единообразного толкования и применения закона) следует выделить еще одну – руководство деятельностью нижестоящих судов. В её основе лежит право суда вышестоящей инстанции давать обязательные для исполнения указания нижестоящим судам. Такие указания могут быть даны только в предусмотренном процессуальном порядке и в установленных законом пределах, позволяющих гарантировать независимость нижестоящего суда при осуществлении правосудия. Президиум Верховного Суда РФ, действуя как суд надзорной инстанции, вправе давать указания только в рамках производства по надзорной жалобе (представлению) и только тому суду, в который дело будет возвращено после отмены судебного решения. Они формулируются судом в мотивировочной части надзорного постановления и являются обязательными для суда, в который передано уголовное дело для нового рассмотрения. Указания Президиума Верховного Суда РФ нижестоящим судам представляют собой требования об устранении выявленных в ходе надзорного производства нарушений закона. На практике такие требования формулируются достаточно широко, например: “При новом рассмотрении уголовного дела суду следует учесть изложенное, всесторонне, полно и объективно исследовать имеющиеся доказательства по делу, рассмотреть содержащиеся в надзорной жалобе доводы, дать действиям осужденного правильную юридическую оценку и принять законное и обоснованное решение» – (Определение Верховного Суда РФ от 16 апреля 2010 г. по делу N 5-Д10-7). Также на практике распространены указания надзорной инстанции, обязывающие нижестоящий суд проверить и оценить доводы надзорной жалобы, которые не были исследованы ею самой по причине того, что решение подлежало отмене. В данном случае обязанность дать мотивированный ответ на все доводы надзорной жалобы (представления) фактически ложится на суд, вновь рассматривающий уголовное дело. Важным моментом при оценке содержания указаний надзорной инстанции является то, что такие указания не могут касаться существа дела, предрешать выводы суда нижестоящей инстанции о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществах одних доказательств перед другими или определять, какое судебное решение должно быть принято по окончании производства (ч. 3 ст. 412.12 УПК РФ). Разрешение всех этих вопросов – исключительная компетенция суда, в производстве которого находится уголовное дело. Какое бы то ни было вмешательство в отправление правосудия недопустимо. Это абсолютный запрет, следующий из конституционного принципа независимости судей и подчинения их только Конституции РФ и федеральному закону (ст. 120 Конституции РФ, ст. 1 Закона РФ “О статусе судей в Российской Федерации”).
Особенности производства в надзорной инстанции
Проверка законности судебного решения в порядке надзора, согласно ст. 412.12 УПК РФ, осуществляется в пределах доводов жалобы (представления). Это означает, что суд руководствуется при проверке теми основаниями пересмотра и доводами, которые были приведены заявителем в жалобе (представлении), и именно в этих пределах проверяет, действительно ли был нарушен закон при принятии обжалуемого судебного решения. Такой порядок определяется формулой tantum devolutum quantum appellatum – “сколько жалобы – столько и решения”. Суд надзорной инстанции ограничен доводами жалобы. Вместе с тем УПК РФ все же даёт возможность для расширения пределов рассмотрения уголовного дела. Так, согласно ч. 1 ст. 412.12 УПК РФ Президиум Верховного Суда РФ, в интересах законности, вправе выйти за пределы доводов надзорных жалобы, представления и рассмотреть уголовное дело в полном объеме, в том числе в отношении лиц, которые не обжаловали судебные решения в порядке надзора. Каких-либо разъяснений того, что понимается под “интересами законности” УПК РФ не содержит. Положение надзорной инстанции как высшей судебной инстанции дает основание полагать, что содержание “интересов законности” следует трактовать исходя из функций Президиума Верховного Суда РФ. На Верховный Суд РФ как на высший судебный орган помимо прочего возложена задача единообразного толкования и применения закона (ст. 126 Конституции РФ). Именно в этом ключе необходимо рассматривать понятие “интересы законности”: если суд надзорной инстанции установит в деле существенные нарушения закона, неисправление которых может повлечь негативное развитие судебной практики, он должен вмешаться, пусть даже стороны в своих жалобах на это не указывали. Такое понимание согласуется с позицией Конституционного Суда РФ, который признает, что “в российской судебной системе толкование закона высшими судебными органами оказывает существенное воздействие на формирование судебной практики. По общему правилу оно фактически – исходя из правомочий вышестоящих судебных инстанций по отмене и изменению судебных актов – является обязательным для нижестоящих судов на будущее время».
Круг субъектов надзорного обжалования
Вступившие в законную силу судебные решения, в соответствии с ч.1 ст.412.1 УПК РФ, могут быть пересмотрены в порядке надзора Президиумом Верховного Суда Российской Федерации по жалобам и представлениям лиц, указанных в частях первой и второй статьи 401.2 УПК РФ. Приведенное положение требует уточнения в части права прокуроров обращаться в суд надзорной инстанции. Надзорное производство осуществляется в единственной инстанции – Президиуме Верховного Суда РФ, поэтому право обратиться с представлением принадлежит только Генеральному прокурору РФ и его заместителям (прокуроры субъектов Российской Федерации, приравненные к ним военные прокуроры и их заместители таким правом не наделены). В отличие от правил, установленных для участия в кассационном производстве, способом реализации права на участие в заседании суда надзорной инстанции является явка лица в суд. Заявления самостоятельного ходатайства или изъявления своего намерения выступить в судебном заседании указанием на это в тексте жалобы или представления (как в кассации) закон не требует. Добровольный отказ от данного права, т.е. неявка участников, надлежащим образом извещенных о дате, времени, месте заседания, не препятствует производству по делу (обязательным признается лишь участие прокурора). Такой порядок обеспечивает право каждого на справедливое судебное разбирательство и гарантирует возможность донести непосредственно до суда свою позицию по делу. Главная на сегодняшний день особенность данного способа пересмотра приговоров состоит в абсолютном запрете доказывания при производстве в надзорной инстанции. Данный вывод с очевидностью следует из двух постулатов: 1) надзорная инстанция осуществляет только проверку законности, не входя в исследование фактической стороны дела; 2) структура судебного разбирательства не предусматривает этапа судебного следствия. Закон устанавливает, что в отличие от кассационного производства в надзорном не допускается представление дополнительных материалов. Требования, установленные законом к содержанию надзорных жалоб и представлений, не предусматривают представления никаких новых материалов, подтверждающих позицию заявителя (ст. 412.3 УПК РФ). При принятии решения о законности или незаконности обжалуемого решения суда надзорная инстанция должна опираться исключительно на истребованные материалы уголовного дела и заверенные в надлежащем порядке копии судебных решений, вынесенных по данному уголовному делу.
ПЛЕНУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 29 ноября 2016 г. N 55 “О СУДЕБНОМ ПРИГОВОРЕ”
Приговором является постановленное именем Российской Федерации решение суда по уголовному делу о невиновности или виновности подсудимого и назначении ему наказания либо об освобождении от наказания. Конституционное положение о том, что каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда, определяет значение судебного приговора как важнейшего акта правосудия и обязывает суды неукоснительно соблюдать требования законодательства, предъявляемые к приговору. В целях обеспечения единообразного применения судами норм уголовно-процессуального закона, регламентирующих постановление судом первой инстанции оправдательного и обвинительного приговоров, повышения качества судебных приговоров, а также в связи с вопросами, возникающими у судов, Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, статьями 2 и 5 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 года N 3-ФКЗ “О Верховном Суде Российской Федерации”, постановляет дать следующие разъяснения:
Общие положения
Обратить внимание судов на то, что в силу положений статьи 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым и признается таковым, если он соответствует требованиям уголовно-процессуального законодательства, предъявляемым к его содержанию, процессуальной форме и порядку постановления, а также основан на правильном применении уголовного закона. С учетом положений статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 года (далее – Пакт о гражданских и политических правах) и статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года (далее – Конвенция о защите прав человека и основных свобод) приговор может быть признан законным только в том случае, если он постановлен по результатам справедливого судебного разбирательства. Судебный приговор должен содержать вводную, описательно-мотивировочную и резолютивную части во всех случаях, в том числе когда в соответствии с частью 7 статьи 241 УПК РФ оглашаются только вводная и резолютивная части приговора.
Общие требования к вводной части приговора
Судам следует иметь в виду, что в статье 304 УПК РФ установлены единые требования к вводной части как обвинительного, так и оправдательного приговора.
Разъяснить, что к иным данным о личности подсудимого, имеющим значение для дела, которые надлежит указывать в вводной части приговора в соответствии с пунктом 4 статьи 304 УПК РФ, относятся сведения, которые наряду с другими данными могут быть учтены судом при назначении подсудимому вида и размера наказания, вида исправительного учреждения, признании рецидива преступлений, разрешении других вопросов, связанных с постановлением приговора (об имеющейся у подсудимого инвалидности, о наличии у него государственных наград, почетных, воинских и иных званий и др.). В отношении лиц, имеющих судимость, в вводной части приговора должны отражаться сведения о дате осуждения с указанием наименования суда, норме уголовного закона и мере наказания с учетом последующих изменений, если таковые имели место, об испытательном сроке при условном осуждении, о дате отбытия (исполнения) наказания или дате и основании освобождения от отбывания наказания, размере неотбытой части наказания. В случае, когда лицо имеет судимость за преступления, совершенные в несовершеннолетнем возрасте, указание об этом должно содержаться в приговоре. Если на момент совершения подсудимым преступления, в котором он обвиняется по рассматриваемому судом уголовному делу, его судимости сняты или погашены, то суд, исходя из положений части 6 статьи 86 УК РФ, не вправе упоминать о них в вводной части приговора. В таком случае суд указывает, что лицо является не судимым.
Особенности описательно-мотивировочной части обвинительного приговора
Обратить внимание судов на то, что в зависимости от особенностей порядка судебного разбирательства нормами уголовно-процессуального закона установлены различные требования к содержанию описательно-мотивировочной части обвинительных приговоров, постановленных по результатам рассмотрения дела в общем порядке (статья 307 УПК РФ), в особом порядке (часть 8 статьи 316, часть 6 статьи 317.7 УПК РФ), а также судом с участием присяжных заседателей (пункт 3 статьи 351 УПК РФ). В силу принципа презумпции невиновности обвинительный приговор не может быть основан на предположениях, а все неустранимые сомнения в доказанности обвинения, в том числе отдельных его составляющих (формы вины, степени и характера участия в совершении преступления, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств и т.д.), толкуются в пользу подсудимого. Признание подсудимым своей вины, если оно не подтверждено совокупностью других собранных по делу доказательств, не может служить основанием для постановления обвинительного приговора. В случаях рассмотрения уголовного дела в особом порядке, не предусматривающем исследования в судебном заседании доказательств, относящихся к обвинению, судья постановляет приговор только при условии, если придет к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по делу (часть 7 статьи 316 УПК РФ). При наличии сомнений в обоснованности обвинения судья выносит постановление о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке. Судам следует иметь в виду, что описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора, постановленного в общем порядке судебного разбирательства, должна содержать описание преступного деяния, как оно установлено судом, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления. В тех случаях, когда преступление совершено группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, при описании преступного деяния должно быть указано, какие конкретно преступные действия совершены каждым из соучастников преступления. Если суд установил обстоятельства преступления, которые не были отражены в предъявленном подсудимому обвинении, но признаны судом смягчающими наказание (к примеру, совершение преступления в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств либо по мотиву сострадания, в результате физического или психического принуждения; противоправность или аморальность поведения потерпевшего, явившиеся поводом для преступления), эти обстоятельства также должны быть приведены при описании деяния подсудимого. Выводы относительно квалификации преступления по той или иной статье уголовного закона, ее части либо пункту должны быть мотивированы судом. Признавая подсудимого виновным в совершении преступления по признакам, относящимся к оценочным категориям (например, тяжкие последствия, существенный вред, наличие корыстной или иной личной заинтересованности), суд не должен ограничиваться ссылкой на соответствующий признак, а обязан привести в описательно-мотивировочной части приговора обстоятельства, послужившие основанием для вывода о наличии в содеянном указанного признака. Если подсудимый обвиняется в совершении нескольких преступлений, то суд должен обосновать квалификацию в отношении каждого преступления. Всякое изменение обвинения в суде должно быть обосновано в описательно-мотивировочной части приговора. Суд вправе изменить обвинение и квалифицировать действия (бездействие) подсудимого по другой статье уголовного закона, по которой подсудимому не было предъявлено обвинение, лишь при условии, если действия (бездействие) подсудимого, квалифицируемые по новой статье закона, вменялись ему в вину, не содержат признаков более тяжкого преступления и существенно не отличаются по фактическим обстоятельствам от поддержанного государственным (частным) обвинителем обвинения, а изменение обвинения не ухудшает положения подсудимого и не нарушает его права на защиту.
Судам следует исходить из того, что более тяжким считается обвинение, когда: а) применяется другая норма уголовного закона (статья, часть статьи или пункт), санкция которой предусматривает более строгое наказание; б) в обвинение включаются дополнительные, не вмененные обвиняемому факты (эпизоды), влекущие изменение квалификации преступления на закон, предусматривающий более строгое наказание, либо увеличивающие фактический объем обвинения, хотя и не изменяющие юридической оценки содеянного. Существенно отличающимся обвинением от первоначального по фактическим обстоятельствам следует считать всякое иное изменение формулировки обвинения (вменение других деяний вместо ранее предъявленных или преступления, отличающегося от предъявленного по объекту посягательства, форме вины и т.д.), если при этом нарушается право подсудимого на защиту. Если подсудимый обвиняется в совершении нескольких преступлений и обвинение в совершении некоторых из них не подтвердилось, суд в описательно-мотивировочной части приговора приводит мотивы признания подсудимого виновным в одних преступлениях и оправдания по обвинению в других преступлениях, а в резолютивной части приговора формулирует соответствующие решения о признании подсудимого виновным в совершении одних преступлений и об оправдании – по обвинению в других. В случаях, когда подсудимый обвиняется в совершении продолжаемого преступления, состоящего из нескольких эпизодов, и обвинение в некоторых из них не подтвердилось либо когда неправильно вменен какой-либо из квалифицирующих признаков преступления, однако это не влечет изменения квалификации содеянного на другую статью или часть статьи Особенной части УК РФ, суду достаточно в описательно-мотивировочной части приговора с приведением надлежащих мотивов указать, что обвинение в этой части признано необоснованным, а не нашедшие подтверждения эпизоды или квалифицирующие признаки исключены из обвинения. Если подсудимый совершил одно преступление, которое ошибочно квалифицировано несколькими статьями уголовного закона, суд в описательно-мотивировочной части приговора должен указать на исключение излишне вмененной подсудимому статьи уголовного закона, приведя соответствующие мотивы. Придя к выводу о необходимости изменения ранее предъявленного подсудимому обвинения на статьи уголовного закона, предусматривающие ответственность за преступления, дела по которым относятся к категориям дел частного (часть 2 статьи 20 УПК РФ) и частно-публичного обвинения (часть 3 статьи 20 УПК РФ), возбуждаемых не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя, суд при наличии в деле такого заявления, а также когда дело было возбуждено руководителем следственного органа, следователем, органом дознания или дознавателем с согласия прокурора по основаниям, предусмотренным частью 4 статьи 20 УПК РФ, квалифицирует действия подсудимого по соответствующим статьям уголовного закона. Если судом в действиях подсудимого установлены признаки преступления, отнесенного уголовным законом к категории дел частного обвинения, и в материалах уголовного дела имеется заявление о привлечении его к уголовной ответственности за данное преступление, но потерпевший или его законный представитель заявляют о примирении с подсудимым, дело подлежит прекращению на основании части 2 статьи 20 УПК РФ. При отсутствии в деле заявления о привлечении подсудимого к уголовной ответственности за совершение преступления, указанного в части 2 или 3 статьи 20 УПК РФ, за исключением случаев, предусмотренных частью 4 данной статьи, суд разъясняет потерпевшему или его законному представителю право обратиться к суду с таким заявлением. Устное заявление этих лиц отражается в протоколе судебного заседания. Если заявление от них не поступит, то суд выносит постановление (определение) о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) на основании пункта 5 части 1 статьи 24 УПК РФ. Если подсудимому предъявлено обвинение в совершении нескольких преступлений и суд в ходе судебного разбирательства придет к выводу о необходимости по некоторым из них прекратить уголовное преследование, мотивированное решение об этом излагается не в приговоре, а в постановлении (определении) суда, вынесенном одновременно с приговором. При этом в описательно-мотивировочной части приговора суд указывает, что уголовное преследование в отношении подсудимого в совершении других преступлений прекращено отдельным постановлением (определением). С учетом того, что разбирательство дела в суде производится только в отношении подсудимых, использование в приговоре формулировок, свидетельствующих о виновности в совершении преступления других лиц, не допускается. Если дело в отношении некоторых обвиняемых выделено в отдельное производство либо прекращено в связи со смертью, то в приговоре указывается, что преступление совершено подсудимым совместно с другими лицами, без упоминания их фамилий, но с указанием принятого в отношении их процессуального решения (например, лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство). В тех случаях, когда отдельные участники преступного деяния, в совершении которого обвиняется подсудимый, освобождены от уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям, суд может сослаться в приговоре на роль этих лиц в деянии с обязательным указанием оснований прекращения дела лишь при условии, что это имеет значение для установления роли, степени и характера участия подсудимого в преступлении, квалификации его действий или установления других существенных обстоятельств дела.
Мотивирование вопросов наказания
Суды обязаны строго выполнять требования статьи 307 УПК РФ о необходимости мотивировать в обвинительном приговоре выводы по вопросам, связанным с назначением уголовного наказания, его вида и размера. В частности, в описательно-мотивировочной части приговора должны быть указаны мотивы, по которым суд пришел к выводу о необходимости условного осуждения подсудимого; о назначении наказания ниже низшего предела, предусмотренного уголовным законом за данное преступление, или переходе к другому, более мягкому наказанию либо неприменении дополнительного вида наказания, предусмотренного в качестве обязательного (статья 64 УК РФ); о применении дополнительного наказания, предусмотренного санкцией уголовного закона, но не являющегося обязательным; о применении дополнительного наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на основании части 3 статьи 47 УК РФ; о лишении подсудимого специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград. Если суд пришел к выводу о необходимости назначения подсудимому наказания в виде лишения свободы, а санкция статьи уголовного закона наряду с лишением свободы предусматривает и другие виды наказания, то суд должен указать мотивы, по которым ему не может быть назначена иная мера наказания. В тех случаях, когда суд, в соответствии с пунктом “а” части 1 статьи 58 УК РФ, назначает осужденному к лишению свободы отбывание наказания в исправительной колонии общего режима вместо колонии-поселения, в приговоре должны быть приведены обстоятельства совершения преступления и данные о личности виновного, учитываемые судом при принятии такого решения.
Определяя вид исправительного учреждения и режим для отбывания наказания в виде лишения свободы, суд при наличии оснований обязан в описательно-мотивировочной части приговора со ссылкой на пункт, часть статьи 18 УК РФ указать на наличие в действиях подсудимого определенного вида рецидива преступлений и привести сведения о судимостях, которые приняты судом во внимание при решении данного вопроса. Исходя из того, что в соответствии с частью 1 статьи 57 УК РФ пожизненное лишение свободы устанавливается за совершение особо тяжких преступлений, посягающих на жизнь, а также за совершение особо тяжких преступлений против здоровья населения и общественной нравственности, общественной безопасности, половой неприкосновенности несовершеннолетних, не достигших четырнадцатилетнего возраста, суды должны учитывать, что такой вид наказания в предусмотренных законом случаях может применяться лишь тогда, когда необходимость его назначения обусловлена исключительной опасностью для общества лица, совершившего преступление. Суд, мотивируя в приговоре назначение наказания в виде пожизненного лишения свободы, должен привести в подтверждение этого вывода конкретные обстоятельства дела и данные, характеризующие личность подсудимого.
Особенности резолютивной части обвинительного приговора
Обратить внимание судов на то, что во всех случаях резолютивная часть обвинительного приговора должна быть изложена таким образом, чтобы не возникало сомнений и неясностей при его исполнении. В связи с этим в резолютивной части обвинительного приговора должны быть приведены решения суда по каждому из вопросов, указанных в статьях 308 и 309 УПК РФ, разрешаемых судом по данному делу, в том числе по предъявленному гражданскому иску, о вещественных доказательствах, о распределении процессуальных издержек. Если суд назначает наказание в виде штрафа, то в резолютивной части приговора следует указывать способ исчисления штрафа и сумму штрафа в денежном выражении. При назначении штрафа в качестве основного наказания за одно из преступлений при наличии совокупности преступлений или приговоров должно быть указано на применение статьи 69 УК РФ или статьи 70 УК РФ, а также на самостоятельное исполнение штрафа. В случае назначения наказания в виде лишения права занимать определенные должности на государственной службе или в органах местного самоуправления в приговоре необходимо указывать не конкретную должность, а определенный конкретными признаками круг должностей, на который распространяется запрещение (например, должности, связанные с осуществлением функций представителя власти, организационно-распорядительных и (или) административно-хозяйственных полномочий). Если суд придет к выводу об отсутствии оснований для назначения дополнительных наказаний, указав на это в описательно-мотивировочной части приговора, то в резолютивной его части не требуется указывать, что основное наказание назначается без того или иного вида дополнительного наказания. Признав необходимым применение положений статьи 64 УК РФ к одному или нескольким преступлениям, входящим в совокупность, суд в резолютивной части приговора должен сослаться на указанную норму при назначении наказания за то преступление, к наказанию за которое она применяется. Ссылка в этой части приговора на статью 64 УК РФ при назначении окончательного наказания по совокупности преступлений не требуется. Если подсудимый признан виновным в совершении нескольких преступлений, то в соответствии со статьей 69 УК РФ и с пунктом 4 части 1 статьи 308 УПК РФ в резолютивной части приговора указываются вид и размер назначенных основного и дополнительного наказаний отдельно за каждое преступление, а также вид и размер окончательного основного и дополнительного наказаний, назначенных по совокупности преступлений. В случае назначения ограничения свободы в качестве основного или дополнительного наказания за каждое или некоторые из преступлений, образующих совокупность, срок ограничения свободы необходимо указывать за каждое из таких преступлений, а соответствующие ограничения и обязанности – после назначения окончательного наказания. При назначении наказания в виде лишения свободы по совокупности преступлений или приговоров вид исправительного учреждения, в котором должен отбывать наказание осужденный, и режим данного исправительного учреждения указываются в приговоре только после назначения окончательного наказания. Если суд принял мотивированное решение об отбывании осужденным части срока окончательного наказания в тюрьме, то в резолютивной части необходимо указать, какой срок осужденный должен отбывать в тюрьме и вид исправительного учреждения, в котором подлежит отбыванию оставшаяся часть срока лишения свободы. При этом время содержания осужденного под стражей до вступления в законную силу приговора засчитывается судом в срок отбывания наказания в тюрьме (часть 2 статьи 58 УК РФ). При применении судом правил части 5 статьи 69 УК РФ в резолютивной части приговора указывается срок отбытого подсудимым наказания по первому приговору, который подлежит зачету в срок вновь назначенного наказания, в том числе в случаях, когда наказание по прежнему приговору отбыто подсудимым полностью. Судам следует иметь в виду, что при назначении условного осуждения ссылка на статью 73 УК РФ должна содержаться после определения окончательного наказания. При условном осуждении по второму приговору за преступление, совершенное до вынесения первого приговора, по которому также было применено условное осуждение, суд в резолютивной части второго приговора должен указать на самостоятельность исполнения указанных приговоров. Если во время судебного разбирательства будут установлены основания освобождения подсудимого от наказания, предусмотренные частью 6 статьи 302 УПК РФ, суд, приведя мотивы принятого решения в описательно-мотивировочной части приговора, в резолютивной его части указывает на признание подсудимого виновным в совершении преступления и на назначение ему наказания по соответствующей статье уголовного закона, а затем на освобождение его от этого наказания. При этом в случае, предусмотренном пунктом 2 части 6 статьи 302 УПК РФ, суд в резолютивной части приговора, определив срок наказания, засчитывает в него время нахождения подсудимого под стражей по данному уголовному делу с учетом правил, установленных статьей 72 УК РФ.
Заключительные положения
Приговор должен излагаться в ясных и понятных выражениях. Недопустимо использование в приговоре непринятых сокращений и слов, неприемлемых в официальных документах, а также загромождение приговора описанием обстоятельств, не имеющих отношения к существу рассматриваемого дела. Следует избегать не вызываемых необходимостью подробных описаний способов совершения преступлений, связанных с изготовлением наркотических средств, взрывных устройств и взрывчатых веществ и т.п., а также преступлений, посягающих на половую неприкосновенность и половую свободу личности или нравственность несовершеннолетних. Согласно части 3 статьи 303 УПК РФ внесенные в приговор исправления должны быть оговорены и удостоверены подписями судьи (судей) в совещательной комнате до его провозглашения. Не оговоренные и не удостоверенные исправления, касающиеся существенных обстоятельств (например, квалификации преступления, вида и размера наказания, размера удовлетворенного гражданского иска, вида исправительной колонии), являются основанием для отмены вышестоящей судебной инстанцией приговора полностью либо в соответствующей части. Датой постановления приговора следует считать день подписания приговора составом суда независимо от даты его провозглашения. В связи с принятием настоящего постановления признать утратившим силу постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 апреля 1996 года N 1 “О судебном приговоре” (с изменениями, внесенными постановлениями Пленума от 6 февраля 2007 года N 7, от 16 апреля 2013 года N 11).
Председатель Верховного Суда
Российской Федерации
В.М.ЛЕБЕДЕВ
Секретарь Пленума,
судья Верховного Суда
Российской Федерации
В.В.МОМОТОВ
ПЛЕНУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 22 декабря 2015 г. N 58 “О ПРАКТИКЕ НАЗНАЧЕНИЯ СУДАМИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ УГОЛОВНОГО НАКАЗАНИЯ”
В связи с вопросами, возникающими у судов при назначении уголовного наказания, и изменениями, внесенными в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, в целях обеспечения правильного и единообразного применения закона Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, статьями 2 и 5 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 года N 3-ФКЗ “О Верховном Суде Российской Федерации”, постановляет дать судам следующие разъяснения:
Обратить внимание судов на необходимость исполнения требований закона о строго индивидуальном подходе к назначению наказания, имея в виду, что справедливое наказание способствует решению задач и достижению целей, указанных в статьях 2 и 43 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ). Согласно статье 6 УК РФ справедливость наказания заключается в его соответствии характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного. Характер общественной опасности преступления определяется уголовным законом и зависит от установленных судом признаков состава преступления. При учете характера общественной опасности преступления судам следует иметь в виду прежде всего направленность деяния на охраняемые уголовным законом социальные ценности и причиненный им вред. Степень общественной опасности преступления устанавливается судом в зависимости от конкретных обстоятельств содеянного, в частности от характера и размера наступивших последствий, способа совершения преступления, роли подсудимого в преступлении, совершенном в соучастии, от вида умысла (прямой или косвенный) либо неосторожности (легкомыслие или небрежность). Обстоятельства, смягчающие или отягчающие наказание (статьи 61 и 63 УК РФ) и относящиеся к совершенному преступлению (например, совершение преступления в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств либо по мотиву сострадания, особо активная роль в совершении преступления), также учитываются при определении степени общественной опасности преступления. К сведениям о личности, которые подлежат учету при назначении наказания, относятся характеризующие виновного сведения, которыми располагает суд при вынесении приговора. К таковым могут, в частности, относиться данные о семейном и имущественном положении совершившего преступление лица, состоянии его здоровья, поведении в быту, наличии у него на иждивении несовершеннолетних детей, иных нетрудоспособных лиц (супруги, родителей, других близких родственников). Исходя из положений части 6 статьи 86 УК РФ суды не должны учитывать в качестве отрицательно характеризующих личность подсудимого данные, свидетельствующие о наличии у него погашенных или снятых в установленном порядке судимостей. В силу требований статей 307 и 308 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее – УПК РФ) в приговоре следует указывать мотивы принятых решений по всем вопросам, относящимся к назначению уголовного наказания, освобождению от него или его отбыванию.
ОГРАНИЧЕНИЕ СВОБОДЫ
Исходя из положений части 1 статьи 53 УК РФ в приговоре осужденному к наказанию в виде ограничения свободы должны быть обязательно установлены ограничение на изменение места жительства или пребывания и ограничение на выезд за пределы территории соответствующего муниципального образования без согласия уголовно-исполнительной инспекции, а также должна быть возложена на него обязанность являться в уголовно-исполнительную инспекцию для регистрации. Суд не вправе установить осужденному ограничения и возложить на него обязанности, не предусмотренные статьей 53 УК РФ. В случае назначения ограничения свободы в качестве основного наказания в приговоре необходимо устанавливать территорию, за пределы которой осужденному запрещается выезжать и в пределах которой ему запрещается посещать определенные места без согласия уголовно-исполнительной инспекции. Если в состав населенного пункта, в котором проживает осужденный, входят несколько муниципальных образований, то суд вправе установить соответствующие ограничения в пределах территории такого населенного пункта. Если населенный пункт является частью муниципального образования, то ограничения устанавливаются в пределах территории муниципального образования, а не населенного пункта. Исходя из положений части 4 статьи 50 УИК РФ вопрос о возможности выезда осужденного, который проживает и (или) работает и (или) учится в разных муниципальных образованиях, за пределы территории соответствующего муниципального образования в целях осуществления трудовой деятельности или получения образования разрешается уголовно-исполнительной инспекцией. В случае назначения ограничения свободы в качестве дополнительного наказания к лишению свободы при установлении ограничений на выезд за пределы территории соответствующего муниципального образования и на посещение определенных мест, расположенных в пределах соответствующего муниципального образования, указание конкретного муниципального образования в приговоре не требуется. В таком случае суд, установив соответствующие ограничения, указывает в приговоре, что они действуют в пределах того муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбывания лишения свободы. Исходя из положений части 3 статьи 47.1 УИК РФ наименование муниципального образования будет определяться той уголовно-исполнительной инспекцией, в которой осужденный должен будет встать на учет в соответствии с предписанием, полученным при освобождении из учреждения, в котором он отбывал лишение свободы. При установлении ограничения на посещение определенных мест суду следует указывать признаки таких мест (например, мест общественного питания, в которых разрешено потребление алкогольной продукции, детских учреждений). Ограничение в виде запрета на посещение мест проведения массовых мероприятий и участие в них может касаться как всех массовых мероприятий, так и тех из них, посещение которых и участие в которых, по мнению суда, будут препятствовать достижению целей наказания. Массовыми являются, например, общественно-политические (собрания, митинги, уличные шествия, демонстрации и др.), культурно-зрелищные (фестивали, профессиональные праздники, народные гуляния и др.) и спортивные (олимпиады, спартакиады, универсиады, соревнования по различным видам спорта и др.) мероприятия. Возлагая на осужденного обязанность являться для регистрации в уголовно-исполнительную инспекцию, суд должен указать конкретное число явок в течение месяца. При решении вопроса о возможности применения ограничения свободы с учетом положений части 6 статьи 53 УК РФ суду следует иметь в виду, что одно лишь отсутствие регистрации по месту жительства или пребывания лица не может являться основанием для вывода об отсутствии у него места постоянного проживания на территории Российской Федерации. Отсутствие регистрации по месту жительства или пребывания лица может являться основанием для вывода об отсутствии у него места постоянного проживания на территории Российской Федерации в совокупности с данными о его личности, которые, например, указывают на склонность лица к постоянной смене места жительства или неспособность обеспечить себе постоянное место проживания. В случае сложения ограничения свободы, назначенного в качестве основного наказания, с наказанием в виде обязательных работ или исправительных работ судам следует учитывать положения части 2 статьи 72 УК РФ (240 часов обязательных работ или три месяца исправительных работ соответствуют двум месяцам ограничения свободы). Ограничение свободы, назначенное в качестве дополнительного наказания, подлежит самостоятельному исполнению. При назначении ограничения свободы в качестве основного или дополнительного наказания за каждое или некоторые из преступлений, образующих совокупность, срок ограничения свободы необходимо указывать за каждое из таких преступлений, а соответствующие ограничения и обязанность – после назначения окончательного наказания.
ЛИШЕНИЕ СВОБОДЫ НА ОПРЕДЕЛЁННЫЙ СРОК
В случае, если в санкции статьи наряду с лишением свободы предусмотрены другие виды наказаний, решение суда о назначении лишения свободы должно быть мотивировано в приговоре.
При наличии обстоятельств, препятствующих в соответствии с частью 1 статьи 56 УК РФ назначению наказания в виде лишения свободы, военнослужащим, иностранным гражданам, лицам без гражданства, а также лицам, не имеющим места постоянного проживания на территории Российской Федерации, по статьям Особенной части УК РФ, в санкциях которых предусмотрено только лишение свободы и ограничение свободы, следует назначать более мягкое наказание, чем предусмотрено соответствующей статьей, без ссылки на статью 64 УК РФ.
Общие начала назначения наказания
В соответствии с общими началами назначения наказания (часть 1 статьи 60 УК РФ) более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершенное преступление назначается только в случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания. В том случае, когда осужденному в силу положений, установленных законом, не может быть назначен ни один из предусмотренных соответствующей статьей Особенной части УК РФ вид наказания (например, обязательные работы – в силу части 4 статьи 49 УК РФ, исправительные работы – в силу части 5 статьи 50 УК РФ, принудительные работы и арест – в связи с их неприменением в настоящее время, лишение свободы – в силу части 1 статьи 56 УК РФ), ему следует назначить более мягкое наказание, чем предусмотрено санкцией соответствующей статьи. Ссылка на статью 64 УК РФ в таком случае не требуется. В силу части 3 статьи 60 УК РФ при назначении наказания судам наряду с характером и степенью общественной опасности преступления, данными о личности виновного, обстоятельствами, смягчающими и отягчающими наказание, также надлежит учитывать влияние назначенного наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи (например, возможную утрату членами семьи осужденного средств к существованию в силу возраста, состояния здоровья), при этом могут быть приняты во внимание и фактические семейные отношения.
Учет обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание
Установление обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, имеет важное значение при назначении лицу, совершившему преступление, как основного, так и дополнительного наказания. В связи с этим в приговоре следует указывать, какие обстоятельства суд признает смягчающими и отягчающими наказание. В соответствии с частью 2 статьи 61 УК РФ перечень обстоятельств, смягчающих наказание, не является исчерпывающим. В качестве обстоятельства, смягчающего наказание, суд вправе признать признание вины, в том числе и частичное, раскаяние в содеянном, наличие несовершеннолетних детей при условии, что виновный принимает участие в их воспитании, материальном содержании и преступление не совершено в отношении их, наличие на иждивении виновного престарелых лиц, его состояние здоровья, наличие инвалидности, государственных и ведомственных наград, участие в боевых действиях по защите Отечества и др.
Предусмотренный статьей 63 УК РФ перечень обстоятельств, отягчающих наказание, является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит. С учетом этого, обстоятельства, отягчающие наказание, в приговоре должны быть указаны таким образом, как они предусмотрены в уголовном законе. Под явкой с повинной, которая в силу пункта “и” части 1 статьи 61 УК РФ является обстоятельством, смягчающим наказание, следует понимать добровольное сообщение лица о совершенном им или с его участием преступлении, сделанное в письменном или устном виде. Не может признаваться добровольным заявление о преступлении, сделанное лицом в связи с его задержанием по подозрению в совершении этого преступления. Признание лицом своей вины в совершении преступления в таких случаях может быть учтено судом в качестве иного смягчающего обстоятельства в порядке части 2 статьи 61 УК РФ или, при наличии к тому оснований, как активное способствование раскрытию и расследованию преступления. Добровольное сообщение лица о совершенном им или с его участием преступлении признается явкой с повинной и в том случае, когда лицо в дальнейшем в ходе предварительного расследования или в судебном заседании не подтвердило сообщенные им сведения. Заявление лица, задержанного по подозрению в совершении конкретного преступления, об иных совершенных им преступлениях следует признавать явкой с повинной и учитывать при назначении наказания при осуждении за эти преступления. При совокупности совершенных преступлений явка с повинной как обстоятельство, смягчающее наказание, учитывается при назначении наказания за преступление, в связи с которым лицо явилось с повинной. Активное способствование раскрытию и расследованию преступления следует учитывать в качестве смягчающего наказание обстоятельства, предусмотренного пунктом “и” части 1 статьи 61 УК РФ, если лицо о совершенном с его участием преступлении либо о своей роли в преступлении представило органам дознания или следствия информацию, имеющую значение для раскрытия и расследования преступления (например, указало лиц, участвовавших в совершении преступления, сообщило их данные и место нахождения, сведения, подтверждающие их участие в совершении преступления, а также указало лиц, которые могут дать свидетельские показания, лиц, которые приобрели похищенное имущество; указало место сокрытия похищенного, место нахождения орудий преступления, иных предметов и документов, которые могут служить средствами обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела). Под действиями, направленными на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему (пункт “к” части 1 статьи 61 УК РФ), следует понимать оказание в ходе предварительного расследования или судебного производства по уголовному делу какой-либо помощи потерпевшему (например, оплату лечения), а также иные меры, направленные на восстановление нарушенных в результате преступления прав и законных интересов потерпевшего. В соответствии с частью 1.1 статьи 63 УК РФ само по себе совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств, психотропных или других одурманивающих веществ, не является единственным и достаточным основанием для признания такого состояния обстоятельством, отягчающим наказание. При разрешении вопроса о возможности признания указанного состояния лица в момент совершения преступления отягчающим обстоятельством суду надлежит принимать во внимание характер и степень общественной опасности преступления, обстоятельства его совершения, влияние состояния опьянения на поведение лица при совершении преступления, а также личность виновного. Судам следует иметь в виду, что при совершении преступлений, предусмотренных частями 2, 4, 6 статьи 264 и статьей 264.1 УК РФ, состояние опьянения устанавливается в соответствии с примечанием 2 к статье 264 УК РФ. В остальных случаях состояние лица может быть подтверждено как медицинскими документами, так и показаниями подсудимого, потерпевшего или иными доказательствами. Обратить внимание судов на то, что исходя из положений части 2 статьи 63 УК РФ обстоятельства, относящиеся к признакам состава преступления, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ, должны учитываться при оценке судом характера общественной опасности содеянного. Однако эти же обстоятельства не могут быть повторно учтены при назначении наказания, например: в случае совершения преступления против половой неприкосновенности потерпевших, не достигших четырнадцатилетнего возраста, квалифицированного по части 5 статьи 131 УК РФ или по части 5 статьи 132 УК РФ, лицом, имеющим судимость за ранее совершенное преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, суд не вправе учитывать такую судимость в качестве отягчающего наказание обстоятельства, предусмотренного пунктом “а” части 1 статьи 63 УК РФ; в случае посягательства на жизнь сотрудника правоохранительного органа, квалифицированного по статье 317 УК РФ, суд не вправе учитывать наступление тяжких последствий в результате совершения преступления (смерть потерпевшего) в качестве отягчающего наказание обстоятельства, предусмотренного пунктом “б” части 1 статьи 63 УК РФ; в случае умышленного причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего с использованием взрывчатых веществ, квалифицированного по пункту “в” части 2 статьи 111 УК РФ по признаку совершения преступления общеопасным способом, суд не вправе учитывать указанный способ также в качестве отягчающего наказание обстоятельства, предусмотренного пунктом “к” части 1 статьи 63 УК РФ; в случае совершения сотрудником органа внутренних дел преступления с использованием своего служебного положения (например, преступления, предусмотренного частью 3 статьи 160, статьей 286 УК РФ) суд не вправе учитывать данные, характеризующие субъект преступления, в качестве отягчающего наказание обстоятельства, предусмотренного пунктом “о” части 1 статьи 63 УК РФ. По смыслу статьи 63 УК РФ, обстоятельства, отягчающие наказание, учитываются при назначении наказания за преступление с любой формой вины, если иное прямо не предусмотрено законом (например, пунктом “о” части 1 статьи 63 УК РФ) или не вытекает из него (например, из пункта “н” части 1 статьи 63 УК РФ).
НАЗНАЧЕНИЕ НАКАЗАНИЯ ПО СОВОКУПНОСТИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ И ПО СОВОКУПНОСТИ ПРИГОВОРОВ
Если лицо совершило несколько неоконченных преступлений, то за каждое из них назначается наказание в соответствии со статьей 66 УК РФ. Наказание по совокупности преступлений при этом не может превышать более чем наполовину максимальный срок или размер наказания, которое может быть назначено по указанным правилам за наиболее тяжкое из совершенных неоконченных преступлений. В случае совершения лицом нескольких преступлений, за каждое из которых назначено наказание с применением положений статьи 62 УК РФ или статьи 65 УК РФ, срок или размер наказания по совокупности преступлений не могут превышать более чем наполовину максимальный срок или размер наказания, которое может быть назначено за наиболее тяжкое из совершенных преступлений без учета правил, установленных указанными статьями. При этом суды в целях обеспечения принципа справедливости при назначении окончательного наказания должны учитывать, что за каждое из совершенных преступлений наказание назначено с учетом правил статьи 62 или 65 УК РФ. Решая вопрос о назначении наказания в соответствии с частью 5 статьи 69 УК РФ лицу, совершившему другое преступление до вынесения приговора по первому делу, суд применяет общие правила назначения наказания по совокупности преступлений. При этом окончательное наказание, назначаемое путем частичного или полного сложения, должно быть строже наиболее строгого из наказаний, назначенных за входящие в совокупность преступления.
По смыслу закона, при назначении наказания по правилам части 5 статьи 69 УК РФ значение имеет не момент вступления предыдущего приговора в законную силу, а время его вынесения, поэтому правила части 5 статьи 69 УК РФ применяются и в том случае, когда на момент постановления приговора по рассматриваемому делу первый приговор не вступил в законную силу. Если по делу будет установлено, что осужденный виновен еще и в других преступлениях, одни из которых совершены до, а другие – после вынесения первого приговора, то наказание по второму приговору назначается вначале по совокупности преступлений, совершенных до вынесения первого приговора, после этого – по правилам части 5 статьи 69 УК РФ, затем по совокупности преступлений, совершенных после вынесения первого приговора. Окончательное наказание назначается по правилам статьи 70 УК РФ путем частичного или полного присоединения к наказанию, назначенному по совокупности преступлений, совершенных после вынесения первого приговора, неотбытой части наказания, назначенного по правилам части 5 статьи 69 УК РФ. В тех случаях, когда в отношении условно осужденного лица будет установлено, что оно виновно еще и в другом преступлении, совершенном до вынесения приговора по первому делу, правила части 5 статьи 69 УК РФ применены быть не могут, поскольку в статье 74 УК РФ дан исчерпывающий перечень обстоятельств, на основании которых возможна отмена условного осуждения. В таких случаях приговоры по первому и второму делам исполняются самостоятельно. Если одни преступления совершены до, а другие – после вынесения первого приговора, в соответствии с которым осужденному назначено наказание с применением статьи 73 УК РФ, то суду вначале следует назначить наказание по совокупности преступлений, совершенных после вынесения первого приговора, при наличии оснований, предусмотренных статьей 74 УК РФ, отменить условное осуждение и назначить наказание по совокупности приговоров (статья 70 УК РФ), затем – по совокупности преступлений, совершенных до вынесения первого приговора, и окончательное наказание назначить по правилам части 5 статьи 69 УК РФ. При осуждении лица за длящееся или продолжаемое преступление, которое началось до и продолжалось после вынесения приговора, по которому это лицо осуждено и не отбыло наказание, за совершение длящегося или продолжаемого преступления по второму приговору суд должен назначить наказание по правилам статьи 70 УК РФ. Правила статьи 70 УК РФ применяются и тогда, когда лицо в период испытательного срока совершило новое преступление, за которое оно осуждено после истечения испытательного срока по первому приговору. При решении вопроса о назначении наказания по совокупности приговоров следует выяснять, какая часть основного или дополнительного наказания реально не отбыта лицом по предыдущему приговору на момент постановления приговора, и указать это во вводной части приговора. Неотбытым наказанием следует считать весь срок назначенного наказания по предыдущему приговору при условном осуждении; срок, на который осужденный был фактически условно-досрочно освобожден от дальнейшего отбывания наказания; назначенное наказание, которое отсрочено в порядке, предусмотренном статьями 82, 82.1 УК РФ. В случае совершения нового преступления лицом, отбывающим наказание в виде лишения свободы, неотбытой частью наказания следует считать срок, оставшийся на момент избрания меры пресечения в виде содержания под стражей за вновь совершенное преступление. Если указанная мера пресечения не избиралась, неотбытой частью наказания является срок, оставшийся ко времени постановления последнего приговора. В случае совершения лицом нового преступления после провозглашения приговора за предыдущее преступление судам следует исходить из того, что, поскольку вынесение приговора завершается его публичным провозглашением, правила назначения наказания по совокупности приговоров (статья 70 УК РФ) применяются и тогда, когда на момент совершения осужденным лицом нового преступления первый приговор не вступил в законную силу. При этом следует иметь в виду, что совершение нового преступления до вступления предыдущего приговора в законную силу не образует рецидива преступлений. Неотбытое по предыдущему приговору либо назначенное по новому приговору дополнительное наказание присоединяется к основному наказанию, назначенному по совокупности приговоров. Срок отбывания окончательного наказания в виде лишения свободы, назначенного по правилам части 5 статьи 69 и (или) статьи 70 УК РФ, исчисляется со дня постановления последнего приговора. При этом производится зачет времени предварительного содержания под стражей по последнему делу в порядке меры пресечения или задержания, а также времени нахождения по этому делу под домашним арестом или пребывания в медицинской организации, оказывающей медицинскую помощь в стационарных условиях, или в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях. В срок наказания, назначенного по правилам части 5 статьи 69 УК РФ, должно быть, кроме того, зачтено наказание, отбытое полностью или частично по первому приговору. В срок наказания, назначенного по правилам статьи 70 УК РФ, в случае отмены условного осуждения по предыдущему приговору должно быть, кроме того, зачтено время предварительного содержания под стражей по первому делу в порядке меры пресечения или задержания, а также время нахождения по первому делу под домашним арестом или пребывания в медицинской организации, оказывающей медицинскую помощь в стационарных условиях, или в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях. Если по первому приговору назначенное наказание было заменено более строгим видом наказания, то в окончательное наказание должно быть зачтено как отбытое первоначально назначенное наказание до его замены более строгим видом наказания, так и отбытое наказание более строгого вида. Суды первой, апелляционной и кассационной инстанций вправе переквалифицировать преступное деяние с одной статьи на несколько других статей или частей статей уголовного закона, предусматривающих ответственность за менее тяжкие преступления, если этим не ухудшается положение осужденного и не нарушается его право на защиту. При этом наказание, назначенное по совокупности преступлений, не может быть более строгим, чем максимальное наказание, предусмотренное санкцией статьи УК РФ, по которой было квалифицировано деяние в обвинительном заключении, обвинительном акте, обвинительном постановлении. Суд апелляционной или кассационной инстанции вместо примененных по приговору правил поглощения наказаний, назначенных по совокупности преступлений, вправе применить правила их сложения в случаях, когда этими судебными инстанциями смягчается наказание за одно или несколько преступлений. При этом наказание не должно превышать размера наказания, назначенного по приговору, с учетом изменений, внесенных в него последующими судебными инстанциями.
УСЛОВНОЕ ОСУЖДЕНИЕ
Для достижения целей исправления условно осужденного и предупреждения совершения им новых преступлений в течение испытательного срока суд вправе возложить на осужденного исполнение как обязанностей, предусмотренных частью 5 статьи 73 УК РФ, так и других обязанностей, например обязанности не покидать место своего жительства в ночное время, если это не связано с выполнением трудовых обязанностей, обязанности в установленный судом срок загладить вред, причиненный преступлением. При этом судам следует иметь в виду, что в силу части 4 статьи 188 УИК РФ все условно осужденные обязаны отчитываться перед уголовно-исполнительными инспекциями или командованием воинских частей о своем поведении, исполнять возложенные на них обязанности, являться по вызову в уголовно-исполнительную инспекцию, поэтому в приговоре дополнительно возлагать на осужденных указанные обязанности не требуется. При постановлении приговора об условном назначении наказания в виде лишения свободы вид исправительного учреждения не указывается. Если суд придет к выводу о возможности постановления приговора об условном осуждении лица, совершившего два или более преступления, такое решение принимается не за каждое преступление, а при окончательном назначении наказания по совокупности преступлений. С учетом того, что в соответствии с частью 4 статьи 73 УК РФ при условном осуждении могут быть назначены дополнительные наказания, условным может быть признано лишь основное наказание. В соответствии с частью 7 статьи 73 УК РФ в течение испытательного срока суд по представлению органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, может отменить полностью или частично либо дополнить ранее установленные для условно осужденного обязанности. При отмене условного осуждения и назначении наказания по совокупности приговоров вид исправительного учреждения назначается с учетом тяжести как преступления, совершенного в период испытательного срока, так и преступления, за совершение которого было постановлено назначить наказание условно, а также иных обстоятельств, влияющих на назначение вида исправительного учреждения (например, наличия рецидива преступлений). По смыслу части 1 статьи 74 УК РФ, условное осуждение может быть отменено со снятием с осужденного судимости по истечении не менее половины установленного испытательного срока и лишь после отбытия им дополнительного наказания.
При условном осуждении по второму приговору за преступление, совершенное до провозглашения первого приговора, по которому также было применено условное осуждение, суд в резолютивной части второго приговора должен указать на самостоятельность исполнения указанных приговоров, поскольку испытательный срок, устанавливаемый при условном осуждении, не является наказанием и не может быть ни поглощен более длительным испытательным сроком, ни частично или полностью сложен. При изменении в апелляционном порядке приговора, по которому применена статья 73 УК РФ и назначенное наказание постановлено считать условным, нельзя назначить реальное наказание, даже если вид такого наказания является более мягким, за исключением случаев рассмотрения уголовного дела по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего, содержащим соответствующие доводы. При решении вопроса о возможности отмены или сохранения условного осуждения в отношении лица, совершившего в период испытательного срока новое преступление по неосторожности либо умышленное преступление небольшой тяжести или средней тяжести, необходимо учитывать характер и степень общественной опасности первого и второго преступлений, а также данные о личности осужденного и его поведении во время испытательного срока. При необходимости для выяснения таких данных в судебное заседание может быть вызван представитель органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного. Установив, что условно осужденный в период испытательного срока вел себя отрицательно, не выполнял возложенных на него обязанностей, нарушал общественный порядок и т.п., суд, в силу части 4 статьи 74 УК РФ, может отменить условное осуждение с мотивировкой принятого решения и назначить наказание по совокупности приговоров. Вывод о возможности сохранения условного осуждения излагается в описательно-мотивировочной части приговора, а в его резолютивной части указывается на то, что приговор в части условного осуждения по первому приговору исполняется самостоятельно. В случае сохранения условного осуждения по первому приговору назначение реального наказания по второму приговору не исключается. При совершении в течение испытательного срока нового умышленного тяжкого или особо тяжкого преступления условное осуждение должно быть отменено (часть 5 статьи 74 УК РФ). При принятии судом решения об отмене условного осуждения в соответствии с частями 4 или 5 статьи 74 УК РФ наказание назначается по правилам, предусмотренным статьей 70 УК РФ, и в любом случае должно быть реальным.
ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ
С принятием настоящего постановления признать утратившими силу: постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 января 2007 года N 2 “О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания” (в редакции постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 3 апреля 2008 года N 5, от 29 октября 2009 года N 21, от 2 апреля 2013 года N 6, от 3 декабря 2013 года N 33); постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 3 апреля 2008 года N 5 “О внесении изменения в постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 января 2007 года N 2 “О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания”; постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 октября 2009 года N 20 “О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания” (в редакции постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 декабря 2010 года N 31); постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 октября 2009 года N 21 “О внесении изменений и дополнений в постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 января 2007 года N 2 “О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания”; пункт 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 декабря 2010 года N 31 “Об изменении и дополнении некоторых постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам”; пункт 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 апреля 2013 года N 6 “О внесении изменений в некоторые постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации”; пункт 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 3 декабря 2013 года N 33 “О внесении изменений в постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 января 2007 года N 2 “О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания” и от 9 июля 2013 года N 24 “О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях”.
Председатель Верховного Суда
Российской Федерации
В.М.ЛЕБЕДЕВ
Секретарь Пленума,
судья Верховного Суда
Российской Федерации
В.В.МОМОТОВ
ОСНОВНЫЕ ПРАВОВЫЕ ПОЗИЦИИ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
Требования, раскрывающие сущность справедливости судебного разбирательства согласно правовой позиции Европейского суда по правам человека, являются своего рода международными правовыми стандартами, которые с учетом ч. 3 ст. 1 УПК РФ должны постоянно учитываться российским законодателем и правоприменителями в уголовно-процессуальной сфере. В соответствии с п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. (далее – Конвенция) каждый в случае предъявления ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство уголовного дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Провозглашенное данным международным правовым документом право на справедливое судебное разбирательство нашло свое отражение и в отечественном законодательстве: в Конституции РФ: ст. 46 (право каждого на судебную защиту), ст. 48 (право на получение квалифицированной юридической помощи), ст. 49 (презумпция невиновности) и ст. 52 (доступ к правосудию и компенсация причиненного ущерба), УПК РФ: ст. 6.1 (разумный срок уголовного судопроизводства), ст. 8.1 (право на разбирательство независимым судом), ст. 297 (справедливость приговора) и др. В своей совокупности эти правовые нормы гарантируют каждому соблюдение права на справедливое судебное разбирательство, отражают существующую практику Европейского суда по правам человека (далее – ЕСПЧ) по толкованию указанных правовых положений. Поэтому они должны учитываться российским правоприменителем, осуществляющим производство по уголовному делу. Согласно правовой позиции Европейского суда по правам человека справедливость определяется характером соблюдения процессуальных прав участников уголовного судопроизводства, основанных на положениях Конвенции и существующей системе их толкований ЕСПЧ, вследствие чего она носит объективный характер. Соответственно, от характера выносимых процессуальных решений на любой стадии уголовного судопроизводства зависит справедливость всего хода уголовного процесса по конкретному уголовному делу, что означает невозможность отделения справедливости в ее объективном понимании от конкретного процессуального действия. Кроме того, согласно правовой позиции ЕСПЧ положения о справедливости распространяются не только на стадию судебного разбирательства, но и на досудебное производство (“требование справедливости относится к процессу в целом и не ограничивается состязательными слушаниями”) ввиду того, что нарушения прав заинтересованных лиц на данном этапе серьезно влияют на возможность осуществления справедливой процедуры в дальнейшем. Для того чтобы определить, соответствует ли уголовный процесс принципам справедливого судебного разбирательства, европейская судебная практика в своем толковании использует метод так называемой глобальной оценки, основанной на том, что разнообразные гарантии, предусмотренные в ст. 6 Конвенции (презумпция невиновности, основополагающие права обвиняемого), являются лишь гранями основополагающей гарантии справедливого судебного разбирательств. Впервые право на доступ к правосудию было сформулировано Европейским судом по правам человека (далее ЕСПЧ) при рассмотрении дела “Голдер против Соединенного Королевства”. Позже ЕСПЧ акцентировал внимание на то обстоятельство, что “право на обращение в суд включает в себя не только право инициировать судебное разбирательство, но и право на “разрешение” спора судом. Было бы иллюзорно, если бы национальная правовая система… позволяла лицу подать гражданский иск в суд, при этом не обеспечивая того, что дело будет разрешено посредством вынесения окончательного решения в результате судебного разбирательства…”. Только независимый суд способен защитить права и интересы человека, обеспечить равенство всех участников судебного разбирательства. Независимость суда в первую очередь достигается путем отделения всей судебной власти от других, в частности законодательной и исполнительной. Под беспристрастностью Европейский суд по правам человека понимает отсутствие предубеждения судей и их заинтересованности в исходе дела. Также ЕСПЧ неоднократно подчеркивал, что с точки зрения обеспечения справедливого характера судебного разбирательства важно, чтобы в демократическом обществе суды внушали доверие населению. Независимость и беспристрастность ЕСПЧ рассматривает в неразрывном единстве. В связи с этим в большинстве решений ЕСПЧ отсутствует разграничение по поводу того, повлияло ли то или иное обстоятельство на независимость суда или на его беспристрастность. По мнению ЕСПЧ, “концепции независимости и объективной беспристрастности… тесно связаны и должны рассматриваться совместно…”. Из указанного следует, что требования независимости и беспристрастности должны распространяться не только на профессиональных судей, но и на присяжных заседателей. Следующим фундаментальным требованием справедливого судебного разбирательства является признание судом презумпции невиновности обвиняемого в совершении преступления при рассмотрении и разрешении уголовного дела. Следует обратить внимание на способ закрепления презумпции невиновности в Конвенции и УПК РФ. Так, согласно Конвенции каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком (ст. 6). Что касается УПК РФ, то в нем обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном УПК РФ порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда (ст. 14). Однако, если в Конвенции, а также в дальнейших толкованиях ЕСПЧ под обвиняемым подразумевается лицо, которому предъявлено любое обвинение, причем берется во внимание не формальный признак, а любое имеющееся подозрение в отношении лица, то УПК РФ к определению обвиняемого подходит по четко выраженному формальному признаку, а именно вынесение в отношении лица постановления о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительного акта, составление обвинительного постановления (ч. 1 ст. 47). Анализируя содержание презумпции невиновности, следует обратить внимание на правовую позицию ЕСПЧ о том, что действие презумпции невиновности выходит за рамки справедливого судебного разбирательства в собственном смысле слова. Этот принцип защищает человека от обращения с ним любых государственных органов и должностных лиц как с виновным в совершении преступления до установления данного факта компетентным судом. Объявляя человека ответственным за преступные действия до признания этого судом, государственные органы и должностные лица тем самым нарушают п. 2 ст. 6 Конвенции (публичное заявление о виновности, в том числе и через средства массовой информации). В содержание права на справедливое судебное разбирательство п. 3 ст. 6 Конвенции включается также минимум прав, которыми наделяется обвиняемый в совершении преступления: право на получение в кратчайший срок и на языке, понятном обвиняемому, точной информации о характере вменяемого ему деяния и основании предъявленного ему обвинения, право на защиту. В данной связи важным представляется обеспечение следователем, дознавателем, судом каждому обвиняемому, подсудимому права на получение квалифицированной юридической помощи, закрепленного также в отечественных правовых актах: в Конституции РФ (ст. 48), УПК РФ (ст. 16, 51), в Федеральном законе «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (п. 1 ст. 1, пп. 5 п. 2 ст. 2, п. 2 ст. 6 и др.). Относительно порядка назначения защитника ЕСПЧ считает, что самого факта назначения защитника недостаточно для выполнения требований ст. 6 Конвенции, поскольку в ней идет речь о праве на реальную защиту, а не о формальном назначении защитника. В качестве подтверждения отмеченного следует указать дело “Артико против Италии”, по которому ЕСПЧ уточнил, что Конвенция призвана гарантировать не теоретические или иллюзорные, а практические и действенные права. Это особенно важно для демократического общества при осуществлении справедливого судебного разбирательства. ЕСПЧ разграничивает понятия “помощь” и “назначение”, давая им правовую оценку, исходя из содержания п. 3 ст. 6 Конвенции: простое назначение не обеспечивает оказания эффективной помощи. Применительно к законодательству Российской Федерации УПК РФ не предусмотрена обязанность соответствующих государственных органов оценивать качество и эффективность работы защитника и предпринимать меры к его замене в случае, если его действия наносят ущерб подзащитному, необходимость чего усматривается из правовой позиции Европейского суда по правам человека. Необходимо отметить, что в уголовном процессе квалифицированная юридическая помощь зачастую необходима не только лицам, подозреваемым или обвиняемым в совершении преступления, но и потерпевшему, гражданскому истцу и гражданскому ответчику. Такой же правовой позиции придерживается и Европейский суд по правам человека, который в своем Постановлении по делу “Джордан против Великобритании” признал нарушением отказ в предоставлении во время расследования юридической помощи родственникам лица, который погиб в результате действий полиции. Право на справедливое судебное разбирательство представляет собой важнейшее положение Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г., которое реализуется не только при рассмотрении и разрешении уголовного дела в суде первой инстанции, но и в контрольно-проверочных стадиях уголовного судопроизводства – апелляционном, кассационном и надзорном производствах. Правовые позиции ЕСПЧ устанавливают стандарты права на справедливое судебное разбирательство в суде второй инстанции, позволяют правильно понимать положения Конвенции и точно реализовывать их в российской судебной практике. Соответствие процедуры исследования доказательств и принятия на их основе судебных решений положениям ст. 6 Конвенции позволяет сделать разбирательство в суде апелляционной инстанции подлинно справедливым. Право на обжалование приговоров по уголовным делам во второй инстанции установлено ст. 2 Протокола N 7 к Конвенции. Общий срок, в течение которого могут быть поданы апелляционные жалоба, представление, составляет 10 суток со дня постановления приговора или вынесения иного решения суда, а осужденным, содержащимся под стражей, – в тот же срок со дня вручения ему копий приговора, определения, постановления (ч. 1 ст. 389.4 УПК РФ). ЕСПЧ признал, что хотя десятидневный срок, установленный для подачи жалобы на приговор суда, краток, но он не настолько короток, чтобы можно было считать, что в результате такого ограничения в сроках подачи жалобы заявители лишаются возможности с пользой прибегнуть к обжалованию приговора как процессуальному средству защиты своих интересов. В соответствии с правовой позицией ЕСПЧ, участие осужденного является обязательным при пересмотре не вступившего в законную силу приговора, а непредставление им ходатайства об участии не составляет ясного и недвусмысленного отказа от этого права. Гарантией прав оправданного, осужденного является установление необходимости разъяснения в резолютивной части приговора права ходатайствовать об участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции. Неразъяснение этого права, лишившее возможности защищать себя лично в суде апелляционной инстанции, нарушает право на справедливое судебное разбирательство. Обязанность гарантировать обвиняемому право присутствовать в зале суда при пересмотре дела является одним из основных требований ст. 6 Конвенции. Ни буква, ни дух ст. 6 Конвенции не запрещают лицу по своей доброй воле, высказанной явно или подразумеваемой, отказаться от гарантий, предоставляемых справедливым судебным разбирательством. Однако для того, чтобы быть эффективным в целях Конвенции, отказ от права принимать участие в судебном разбирательстве должен быть выражен безусловным образом и сопровождаться минимальными гарантиями, соответствующими его значимости. Прежде чем можно будет сказать, что подсудимый явно своим поведением отказался от важного права, гарантированного ст. 6 Конвенции, должно быть продемонстрировано, что он мог разумно предвидеть последствия своих действий. Если апелляционный суд должен рассмотреть дело с фактической и правовой точки зрения и дать полную оценку решения о виновности либо невиновности, он не может рассмотреть этот вопрос без непосредственной оценки показаний обвиняемого о факте совершения им вменяемого преступления, данных им лично. Обязательное участие оправданного, осужденного или лица, в отношении которого прекращено уголовное дело, в судебном разбирательстве суда второй инстанции является гарантией его прав возражать против обвинения, представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, защищаться иными средствами и способами, не запрещенными законом. Без его участия невозможно обеспечить состязательность и равенство прав сторон. ЕСПЧ не считает участие лица в апелляционном производстве абсолютным. Если суд апелляционной инстанции уполномочен рассматривать только вопросы права, то такое участие не является обязательным, если подсудимый присутствовал в суде первой инстанции. При процедуре обжалования, в которой рассматриваются и вопросы права, и вопросы фактов, ст. 6 Конвенции не всегда требует реализации права на публичное слушание и в меньшей степени права присутствовать лично. В целях решения этого вопроса следует принимать во внимание особенности конкретной процедуры и способ реального представления и защиты интересов заявителя в вышестоящем суде, особенно с учетом характера рассматриваемого вопроса и его важности для обжалующего лица. Если такой суд производит полную оценку вопроса виновности или невиновности, он не может вынести решение без прямой оценки доказательств, выдвигаемых обвиняемым лицом в подтверждение того, что он не совершал действий, предположительно являющихся преступлением. Отсутствие в материалах уголовного дела информации об извещении сторон о месте, дате и времени начала рассмотрения уголовного дела судом апелляционной инстанции в установленный законом срок нарушает право на справедливое судебное разбирательство. Суд апелляционной инстанции не должен выносить свое постановление, основываясь по существу на доказательствах, представленных в суде первой инстанции. В практике ЕСПЧ отмечается, что такие доказательства были приобщены к материалам дела, и именно на этом основании суд апелляционной инстанции оценивал показания свидетелей защиты. Суд апелляционной инстанции обосновал обвинительный приговор в отношении заявителя новой оценкой показаний свидетелей, которых сам он не допрашивал. Заявитель был признан виновным на основе доказательств, которые суд первой инстанции нашел недостаточно убедительными. При таких обстоятельствах тот факт, что суд апелляционной инстанции отказался заслушать показания свидетелей, о повторном допросе которых ходатайствовал заявитель до вынесения ему обвинительного приговора, значительно ограничил его права на защиту, что сделало судебное разбирательство несправедливым. Неприемлемой с точки зрения положений ст. 6 Конвенции является ситуация, когда суд апелляционной инстанции исключительно на изучении письменных материалов уголовного дела, без непосредственного исследования доказательств путем производства судебных следственных действий (например, допроса свидетелей), принимает решение, прямо противоположное тому, которое вынесено судом первой инстанции. При этом использование новых доказательств в апелляционном пересмотре соответствует позиции ЕСПЧ. Как показывает российская правоприменительная практика, в большинстве случаев суды апелляционной инстанции вообще не исследуют доказательства, что не соответствует стандартам справедливого судебного разбирательства. ЕСПЧ указал, что участие в судебном процессе путем видеосвязи не является неприемлемым в соответствии с понятием справедливого и публичного разбирательства, но должно гарантировать возможность для заявителя участвовать в процессе и быть выслушанным без технических препятствий, а также обеспечивать эффективное общение с адвокатом без свидетелей. Однако использование в суде второй инстанции систем видеоконференц-связи (телевизионной трансляции) с осужденным в отсутствие его адвоката в зале судебного заседания и в присутствии там прокурора нарушает право на справедливое судебное разбирательство. Сравнительный анализ положений Конвенции, решений ЕСПЧ, норм УПК РФ и российской правоприменительной практики позволяет прийти к выводу о том, что отечественное нормативно-правовое регулирование и судебная практика апелляционного пересмотра уголовных дел не в полной мере соответствуют содержанию права на справедливое судебное разбирательство. ЕСПЧ отмечает, что поведение заявителя само по себе не освобождает власти от обязанности предпринять определенные шаги, чтобы гарантировать эффективность защиты (“Сийрак против России” (2014 г.) – защитник отсутствовал в кассационной инстанции, заявитель участвовал без защитника посредством видеоконференцсвязи, а обвинитель участвовал лично). Необеспечение защитником в суде кассационной инстанции было признано нарушением в ряде дел (“Шулепов против России” (2008 г.), “Севастьянов против России” (2010 г.), “Слащев против России” (2012 г.), “Саид-Ахмед Зубайраев против России” (2012 г.), “Эдуард Рожков против России” (2013 г.) и др.). Ненадлежащее уведомление защитника и заявителя о дате и времени заседания суда кассационной инстанции в деле “Нефедов против России” (2013 г.) также было признано нарушением. Весьма показательным является дело “Сахновский против России” (2010 г.), в котором право заявителя на защиту было нарушено дважды: в 2002 г., когда при рассмотрении дела судом кассационной инстанции ему не был предоставлен защитник; и в 2007 г., когда отсутствие личного контакта с заявителем на заседании и отсутствие какой-либо беседы с ним до заседания суда в сочетании с тем, что адвокат должна была осуществлять защиту на основе положений кассационной жалобы, поданной пять лет назад другим адвокатом, свело участие адвоката в кассационном слушании к простой формальности. Бесплатный адвокат заявителю был назначен и представлен ему непосредственно перед судебным заседанием, в сочетании с тем, что им было предоставлено только пятнадцать минут для общения по видеосвязи, это лишило ее какой-либо возможности выступать в качестве защитника иначе как номинально. Кроме того, учитывая условия, в которых он был вынужден говорить со своим адвокатом, заявитель не ощущал, что может вести беседу с ней откровенно и открыто. В целях обеспечения эффективной защиты по уголовным делам в судах апелляционной и кассационной инстанций в случаях участия осужденного посредством видеоконференцсвязи зачастую в деле участвуют два защитника. По этому пути нередко идет судебная практика. Один из них присутствует рядом с осужденным, чем обеспечивается возможность конфиденциального общения и возможность непосредственных консультаций, а для присутствия в судебном заседании может назначаться другой защитник, если против этого не возражает осужденный, который представляет позицию защиты в противовес позиции обвинения, представляемой прокурором, который непосредственно участвует в судебном заседании. В деле “Ананьев против России” (2009 г.) заявитель отказался от защитника. Удалив Ананьева из зала судебных заседаний, суд не назначил ему нового защитника. Таким образом, его интересы не были представлены должным образом. При рассмотрении дела судом кассационной инстанции, несмотря на ходатайство Ананьева, защитник не был ему назначен. При рассмотрении дела судом кассационной инстанции повторно через три года Ананьев отказался от назначенного защитника, поскольку тот не стал встречаться с ним лично для обсуждения тактики защиты, и просил назначить ему нового, однако его требование также не было удовлетворено. В ряде случаев ЕСПЧ в качестве факторов, снижающих эффективность защиты, названы пониженная физическая и моральная сопротивляемость из-за изнурительной транспортировки накануне судебного заседания, страдания и безысходность, которые должен был чувствовать заявитель в связи с бесчеловечными условиями транспортировки, ухудшающие его способность к сосредоточению и интенсивной умственной деятельности (“Моисеев против России” (2008 г.)), либо сама атмосфера, в которой осуществляется допрос, является крайне угнетающей. Таким образом, в качестве признаков неэффективности защиты по уголовным делам можно назвать следующие: не обеспечено достаточное время для подготовки к защите; консультации обвиняемого с защитником не проведены либо проведены ненадлежащим образом (в условиях отсутствия конфиденциальности, посредством видеоконференцсвязи и т.д.); не обеспечены необходимые средства для реализации права на защиту (не обеспечено участие переводчика, если лицо не владеет в достаточной степени языком судопроизводства, не обеспечены специальные средства, необходимые обвиняемому, – слуховой аппарат и пр.); участие защитника сведено к формальному присутствию на следственных действиях и подписанию их протоколов; не обеспечено участие защитника в суде кассационной инстанции; не удовлетворено ходатайство обвиняемого о замене защитника по назначению; существует договоренность между лицом, осуществляющим предварительное расследование, и адвокатом. Вышеуказанные факторы, обусловливающие неэффективность защиты, могут быть устранены уже в ходе производства по уголовному делу на последующих его этапах. В качестве средств устранения допущенных нарушений можно определить: восстановление ограниченного либо нарушенного права на защиту путем реального его обеспечения (предоставление достаточных возможностей и времени для подготовки к защите, обеспечение участия защитника в уголовном судопроизводстве и т.д.); замена защитника, участвующего в уголовном деле по назначению, в случае соответствующего заявления обвиняемого (при наличии оснований предполагать недостаточную его эффективность); признание доказательств, полученных в условиях нарушения права на защиту (в отсутствие защитника, при формальном участии защитника, не реагировавшего на нарушения прав доверителя в ходе производства соответствующих следственных действий, при наличии данных о договоренности между защитником и лицом, осуществляющим предварительное расследование, и т.п.); отмена судебных решений, принятых в условиях нарушения права на защиту, и направление дела на новое судебное рассмотрение. Нарушение права на защиту традиционно является основанием для отмены судебного решения. Новацией последних лет является признание необеспечения участия защитника в суде кассационной инстанции нарушением права на защиту, отмена ввиду этого судебных решений и направление дел на новое судебное рассмотрение (Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 16.07.2014 N 22-П14; Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 09.07.2014 N 56-П14; Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 25.06.2014 N 63-П14; Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 21.05.2014 N 49-П14; Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 21.05.2014 N 21-П14; Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 19.02.2014 N 334-П13; Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 11.12.2013 N 290-П13; Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 11.12.2013 N 229-П13; Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 19.02.2014 N 334-П13 и др.). Рассмотренные выше требования, раскрывающие сущность справедливости судебного разбирательства согласно правовой позиции Европейского суда по правам человека, являются своего рода международными правовыми стандартами, которые с учетом ч. 3 ст. 1 УПК РФ должны постоянно учитываться российским законодателем и правоприменителями в уголовно-процессуальной сфере. Эти стандарты должны расцениваться как критерии оценки справедливости судебного разбирательства и эффективности российских судебных процедур, обеспечивающих законное и обоснованное разрешение уголовного дела и своевременное, в полном объеме исполнение соответствующего судебного акта.
ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ
Вопросы квалификации:
Незаконный сбыт наркотических средств следует считать оконченным преступлением с момента выполнения лицом всех необходимых действий по передаче приобретателю указанных средств независимо от их фактического получения приобретателем. Согласно приговору осужденный Х. вступил с неустановленным лицом в сговор о незаконном сбыте Ю. наркотических средств в особо крупном размере. Во исполнение задуманного Х. договорился с Ю. об условиях сбыта наркотических средств, их количестве, стоимости, а также о передаче ему денежных средств. 17 декабря 2015 г. во время встречи Ю. отдал Х. денежные средства, которые тот передал неустановленному лицу, получив взамен сумку с наркотическими средствами. После этого Х. поставил сумку с указанными средствами в автомобиль Ю., и при выезде с места встречи Х. и Ю. были задержаны сотрудниками правоохранительных органов, а наркотические средства изъяты. По приговору действия Х. квалифицированы по ч. 5 ст. 228.1 УК РФ. В апелляционных жалобах осужденный и его адвокат просили приговор изменить, переквалифицировать действия Х. на ч. 3 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ. Указывали, что наркотическое средство не перешло в распоряжение покупателя, поскольку для получения в собственность наркотического средства необходимо было выполнить ряд действий: проверить наркотики, взвесить их и произвести окончательный расчет. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации оставила приговор без изменения, жалобы без удовлетворения. Как установлено судом, Х. вступил в сговор с неустановленным лицом и согласно отведенной ему роли вел переговоры с покупателем наркотических средств Ю., обсуждал условия сбыта и оплаты наркотических средств, получал денежные средства и переводил их на расчетный счет соучастника, поддерживал связь с неустановленным лицом и контролировал передачу наркотических средств от лица, доставившего их на территорию России, Ю. По смыслу закона, под незаконным сбытом наркотических средств следует понимать любые способы их возмездной либо безвозмездной передачи другим лицам (продажу, дарение, обмен, уплату долга, дачу взаймы и т.д.). Судом обоснованно указано, что уголовный закон не связывает момент окончания данного преступления с проверкой покупателем наркотических средств, их оплатой, окончательным расчетом и т.д. Преступление считается оконченным с момента выполнения лицом всех необходимых действий по передаче наркотических средств приобретателю. Из приговора усматривается, что неустановленное лицо в соответствии с распределением ролей передало наркотические средства приобретателю Ю., и указанные средства фактически оказались во владении и распоряжении покупателя. При таких обстоятельствах суд с учетом характера действий осужденного пришел к правильному выводу о квалификации его действий как оконченного преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 228.1 УК РФ.
Процессуальные вопросы:
Автомобиль, с помощью которого перемещались оборудование, препараты и произведенное наркотическое средство, принадлежащий на праве личной собственности лицу, осужденному за совершение преступления, предусмотренного ст. 228.1 УК РФ, обоснованно признан средством совершения преступления и конфискован. М. и Р. признаны виновными в том, что в составе организованной группы занимались незаконным производством и сбытом наркотических средств в особо крупном и крупном размере, а также приготовлением к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере. По приговору М. и Р. осуждены по ч. 5 ст. 228.1, пп. “а”, “г” ч. 4 ст. 228.1 и ч. 1 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ. Согласно указанному приговору автомобиль, принадлежащий осужденному М., конфискован и обращен в доход государства на основании п. 1 ч. 3 ст. 81 УПК РФ и п. “г” ч. 1 ст. 104.1 УК РФ. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации оставила приговор в части решения вопроса о конфискации без изменения, поскольку судом установлено, что указанный автомобиль использовался М. для приобретения и перевозки оборудования и препаратов, необходимых при производстве наркотических средств, а также для перевозки самих незаконно произведенных наркотических средств.
Вопросы квалификации:
Совершенное путем обмана и злоупотребления доверием хищение чужого имущества у нескольких потерпевших при отсутствии единого умысла на совершение мошенничества в особо крупном размере не может расцениваться как продолжаемое преступление, а должно квалифицироваться как совокупность самостоятельных преступлений в зависимости от размера хищения в каждом отдельном случае. Установлено, что в период 2012 – 2014 гг. П., злоупотребляя доверием потерпевших, убеждала их получить кредит либо добивалась передачи ей денег, обещая совершить в пользу потерпевших определенные действия (оказать помощь в приобретении автомобиля или жилья, получении статуса беженца). При этом П. знала, что погашать кредиты и совершать данные действия не будет. Помимо этого, П., похитив у потерпевшего Т. деньги и не желая их возвращать, организовала его похищение с целью получения выкупа. Всего П. было похищено у потерпевших денежных средств в особо крупном размере на общую сумму 13 745 690 руб. По приговору суда П. осуждена по ч. 4 ст. 159 УК РФ на 6 лет лишения свободы со штрафом в размере 400 000 руб. и по ч. 3 ст. 33, ч. 3 ст. 30, пп. “а”, “в”, “з” ч. 2 ст. 126 УК РФ на 7 лет лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений П. назначено 10 лет лишения свободы со штрафом в размере 400 000 руб. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев уголовное дело по апелляционной жалобе осужденной П., изменила приговор в части квалификации ее действий по ч. 4 ст. 159 УК РФ, указав следующее.
По смыслу уголовного закона, от совокупности преступлений следует отличать продолжаемое хищение, состоящее из ряда тождественных преступных действий, совершаемых путем изъятия чужого имущества из одного и того же источника, объединенных единым умыслом и составляющих в своей совокупности единое преступление. Как хищение в особо крупном размере должно квалифицироваться совершение нескольких хищений чужого имущества, общая стоимость которого превышает один миллион рублей, если эти хищения совершены одним способом и при обстоятельствах, свидетельствующих об умысле совершить хищение в особо крупном размере. Поскольку судом не установлен умысел П., направленный на хищение денежных средств потерпевших в особо крупном размере, а размер похищенных денежных средств ни у одного из них не превышает один миллион рублей, то действия П. нельзя признать мошенничеством, совершенным в особо крупном размере. Более того, судом приведены в приговоре фактические обстоятельства, свидетельствующие о том, что каждый раз у П. возникал умысел на совершение мошенничества в разных суммах в отношении различных потерпевших. Судом также установлено, что свои преступные действия, направленные на хищение чужого имущества в форме мошенничества, совершены П. разными способами: часть из них – путем обмана, часть – путем злоупотребления доверием. При таких обстоятельствах содеянное П. не может расцениваться как продолжаемое преступление и данные действия образуют совокупность преступлений и подлежат переквалификации с ч. 4 ст. 159 УК РФ на ч. 2 ст. 159 УК РФ по каждому эпизоду преступлений, совершенных в отношении 15 потерпевших, как мошенничество, совершенное с причинением значительного ущерба гражданину, и, учитывая размер хищения, на ч. 3 ст. 159 УК РФ по каждому эпизоду преступлений, совершенных в отношении 21 потерпевшего, как мошенничество, совершенное в крупном размере. При этом объем обвинения П. по данным эпизодам с учетом санкций указанных частей ст. 159 УК РФ не увеличен. С учетом изложенного Судебная коллегия изменила приговор и переквалифицировала действия П. с ч. 4 ст. 159 УК РФ по эпизодам преступлений, совершенных в отношении 15 потерпевших, на ч. 2 ст. 159 УК РФ, по которой назначила наказание за каждое из этих преступлений в виде лишения свободы сроком на 4 года, по эпизодам преступлений, совершенных в отношении 21 потерпевшего, на ч. 3 ст. 159 УК РФ, по которой назначила наказание за каждое из этих преступлений в виде лишения свободы сроком на 5 лет со штрафом в размере 60 000 руб. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности 15 преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 159 УК РФ, а также 21 преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ, и преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 33, ч. 3 ст. 30, пп. “а”, “в”, “з” ч. 2 ст. 126 УК РФ, окончательно П. назначено 9 лет лишения свободы со штрафом в размере 100 000 руб.
Процессуальные вопросы:
Обвиняемый по уголовному делу, выделенному в отдельное производство в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве, не обладает процессуальным статусом свидетеля по основному уголовному делу и на него не распространяются требования ст. 307 и 308 УК РФ об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и дачу заведомо ложных показаний. Р. признан виновным в том, что, являясь должностным лицом (начальником управления по административному округу главного управления Министерства внутренних дел Российской Федерации), получил от З. взятку в особо крупном размере в виде денег, иного имущества и незаконного оказания услуг имущественного характера за совершение действий в пользу взяткодателя и осужден по ч. 6 ст. 290 УК РФ (в редакции Федерального закона от 3 июля 2016 г. N 324-ФЗ). Адвокаты осужденного в апелляционных жалобах просили об отмене приговора и оправдании Р. Защитники осужденного подвергали сомнению достоверность показаний свидетеля З. об обстоятельствах дела, указывая, что с З. было заключено соглашение о сотрудничестве и он был заинтересован в исходе дела. Кроме того, в судебном заседании как свидетель З. не предупреждался об уголовной ответственности за дачу ложных показаний. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации оставила приговор без изменения, а апелляционные жалобы без удовлетворения по следующим основаниям. В соответствии с постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 20 июля 2016 г. N 17-П обвиняемый по уголовному делу, выделенному в отдельное производство в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве, может по ходатайству стороны обвинения участвовать в судебном заседании по основному уголовному делу в целях дачи показаний в отношении лиц, обвиняемых в соучастии в том же преступлении. Такое лицо, в силу заключенного им досудебного соглашения о сотрудничестве связанное обязательством сообщать сведения, изобличающие других соучастников преступления, по своему процессуальному статусу не является свидетелем по основному уголовному делу, на него не распространяются требования ст. 307 и 308 УК РФ об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и дачу заведомо ложных показаний и, соответственно, предусмотренные Уголовно-процессуальным законом правила предупреждения допрашиваемого лица о такой ответственности. Материалами дела подтверждается факт заключения с З. досудебного соглашения о сотрудничестве, в том числе относительно обстоятельств дачи им взятки Р. Таким образом, суд первой инстанции обоснованно разъяснил З. его права, предусмотренные ст. 51 Конституции Российской Федерации, и обязанность исполнения условий досудебного соглашения о сотрудничестве без предупреждения об уголовной ответственности по ст. 307 – 308 УК РФ. При этом показания З. в судебном заседании, изобличающие Р. в получении взятки, суд оценил в совокупности с другими доказательствами по делу и пришел к выводу об их достоверности, поскольку они подтверждены другим доказательствами, приведенными в приговоре.
Вопросы квалификации:
Как одно преступление квалифицируется сбыт наркотических средств и психотропных веществ одному и тому же лицу, совершенный с единым умыслом, направленным на реализацию таких средств и веществ в целом. Согласно приговору 31 марта 2015 г. к Е., который являлся руководителем организованной группы, занимающейся сбытом наркотических средств и психотропных веществ, с намерением приобрести наркотическое средство обратился Т., который в тот же день в качестве предварительной оплаты за приобретенное им наркотическое средство перечислил деньги через платежную систему интернет-программы. В этот же день Т. с целью приобретения психотропного вещества – амфетамина вновь обратился к Е., который сообщил Т. о необходимости перечисления денежных средств в качестве предварительной оплаты, а Ч. – разместил “закладку” с указанными наркотическим средством и психотропным веществом. 31 марта 2015 г. Т., прибыв к месту “закладки”, забрал сверток с двумя пакетами: с психотропным веществом – амфетамином массой 0,90 г, т.е. в значительном размере, и наркотическим средством массой 3,03 г, т.е. в крупном размере. Кроме этого, Е. с целью последующего незаконного сбыта расфасовал психотропное вещество в особо крупном размере, а также наркотические средства в крупном и особо крупном размере, которые были изъяты 14 октября 2015 г. в ходе обыска. Указанные действия Е. квалифицированы судом по пп. “а”, “г” ч. 4 ст. 228.1 УК РФ (преступление 31 марта 2015 г.) и по ч. 3 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ, а действия Ч. – по пп. “а”, “г” ч. 4 ст. 228.1 УК РФ (преступление 31 марта 2015 г.) и ч. 3 ст. 30, пп. “а”, “г” ч. 4 ст. 228.1 УК РФ. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации изменила приговор в отношении Е. и Ч., исключила из осуждения каждого из них за преступление, предусмотренное пп. “а”, “г” ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, совершенное 31 марта 2015 г., указание на квалифицирующий признак “в значительном размере”, а из осуждения Е. также за преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ, указание на квалифицирующий признак “в крупном размере”. В определении Судебная коллегия мотивировала свое решение следующим. По смыслу закона, одновременный сбыт наркотических средств и психотропных веществ в рамках единого умысла, направленного на их реализацию в целом, образует одно преступление, подлежащее квалификации в зависимости от количества того средства или вещества, для которого установлен наименьший показатель для определения размера как значительного, крупного или особо крупного. Суд первой инстанции, оценивая действия Е. по сбыту Т. психотропного вещества – амфетамина массой 0,90 г, т.е. в значительном размере, и наркотического средства массой 3,03 г, т.е. в крупном размере, не учел, что данные действия совершены одновременно, в рамках единого умысла, направленного на сбыт данных веществ в целом, независимо от их вида, что влечет правовую оценку содеянного ими по одному из квалифицирующих признаков, характеризующих размер в данном случае как крупный. Аналогичная ситуация не учтена при квалификации действий Е. по покушению на сбыт обнаруженных у него наркотических средств и психотропных веществ.
Процессуальные вопросы:
При проверке законности постановления о возбуждении уголовного дела судье следует проверять, соблюден ли порядок вынесения данного решения, обладало ли должностное лицо, принявшее соответствующее решение, необходимыми полномочиями, имеются ли поводы и основание для возбуждения уголовного дела. По постановлению суда от 15 декабря 2014 г. постановление следователя о возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228.1 УК РФ, в отношении неустановленного лица признано незаконным и необоснованным. Суды апелляционной и кассационной инстанций оставили постановление суда без изменения. Заместитель Генерального прокурора Российской Федерации в кассационном представлении ставил вопрос об отмене судебных решений, указывая на то, что вывод суда о невозможности возбуждения уголовного дела без рассекречивания материалов оперативно-розыскного мероприятия, в ходе которого было изъято наркотическое средство, не основан на законе. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации отменила постановление суда и последующие судебные решения по следующим основаниям. Исходя из положений ч. 1 и 2 ст. 146 УПК РФ, определяющих порядок возбуждения уголовного дела и содержание постановления о возбуждении уголовного дела, и положений ст. 140 УПК РФ, регламентирующих поводы и основания для возбуждения уголовного дела, а также с учетом разъяснений, содержащихся в п. 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2009 г. N 1 “О практике рассмотрения судами жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ”, при рассмотрении доводов жалобы на постановление о возбуждении уголовного дела судье следует проверять, соблюден ли порядок вынесения данного решения, обладало ли должностное лицо, принявшее соответствующее решение, необходимыми полномочиями, имеются ли поводы и основание для возбуждения уголовного дела, нет ли обстоятельств, исключающих производство по делу. Указанные требования закона по настоящему делу не соблюдены. Как усматривается из материалов производства, органами прокуратуры в результате проведенной ими проверки были получены сведения о незаконном сбыте неустановленным лицом наркотического средства, в связи с чем вынесено постановление о возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228.1 УК РФ, в отношении неустановленного лица. Суд первой инстанции, признавая постановление о возбуждении уголовного дела незаконным, мотивировал свое решение тем, что возбуждение уголовного дела было невозможно без рассекречивания документов об изъятии оперативным путем наркотического средства, а потому при таких обстоятельствах производство по уголовному делу исключается. Между тем постановление о возбуждении уголовного дела в отношении неустановленного лица вынесено уполномоченным лицом – следователем по особо важным делам Следственного комитета Российской Федерации. При этом, как видно из материала, поводом для возбуждения уголовного дела послужили постановление заместителя прокурора о направлении материалов проверки в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании, а также составленный по результатам его рассмотрения следователем по особо важным делам Следственного комитета Российской Федерации рапорт об обнаружении признаков преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228.1 УК РФ, зарегистрированный в тот же день в Книге регистрации сообщений о преступлениях. Основанием для возбуждения уголовного дела явились сведения о противоправных действиях неустановленного лица, сбывшего наркотическое средство, полученные в ходе проведенной проверки соблюдения требований федерального законодательства в сфере регистрации сообщений о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств. Оставляя без изменения постановление суда, суды апелляционной и кассационной инстанций сослались на то, что при вынесении постановления о возбуждении уголовного дела были нарушены требования ч. 2 ст. 140 УПК РФ, поскольку в его описательно-мотивировочной части не содержатся достаточные данные, которые бы указывали на обстоятельства сбыта наркотического средства одним лицом другому. Однако такой вывод не основан на уголовно-процессуальном законе, в котором отсутствует требование об обязательности выяснения уже на стадии возбуждения уголовного дела всех обстоятельств происшедшего события, содержащего признаки преступления. В данном случае было достаточно установить факт нахождения во владении лица наркотического средства, указывающий на наличие признаков незаконного оборота наркотических средств; выяснение же конкретных обстоятельств преступления и лиц, виновных в его совершении, возможно после возбуждения уголовного дела в ходе предварительного расследования. При таких обстоятельствах допущенные нарушения уголовно-процессуального закона при рассмотрении настоящего дела являются существенными, повлиявшими на исход дела. Если для привлечения заведомо невиновного к уголовной ответственности должностное лицо фальсифицирует доказательства, то его действия подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 299 и 303 УК РФ. К. признана виновной в том, что, являясь заместителем начальника следственного отдела, покушалась на получение через посредника взятки в виде денег в крупном размере от директора коммерческой фирмы – Д. за непривлечение его к уголовной ответственности за преступление, предусмотренное п. “б” ч. 2 ст. 171 УК РФ, и привлечение вместо него другого лица. Во исполнение задуманного К., получив от Д. копию паспорта Я. и документы, содержащие ложные сведения о том, что именно он являлся директором коммерческой фирмы, совместно со следователем Ж. подготовили с использованием компьютерной техники тексты показаний от имени Д., Я. и работников фирмы, внеся в них заведомо ложные сведения и приобщив их к материалам уголовного дела в качестве доказательств. Впоследствии К. составила постановление о привлечении Я. в качестве обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 171 УК РФ, указав заведомо ложные сведения о том, что именно он, являясь директором коммерческой фирмы, осуществлял незаконную предпринимательскую деятельность, получив при этом доход в крупном размере. К. составила протокол допроса обвиняемого Я. без его фактического проведения, внеся в него заведомо ложные сведения о том, что он признает себя виновным в предъявленном ему обвинении, а затем приобщила указанные документы к материалам уголовного дела. Таким образом, К. незаконно привлекла заведомо невиновное лицо – Я. к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 171 УК РФ. Помимо этого, К. совершила незаконные действия, сопряженные с фальсификацией доказательств по уголовному делу, а именно изъяла из данного дела документы, свидетельствующие о невозможности совершения Я. незаконного предпринимательства из-за отсутствия у него каких-либо полномочий в коммерческой фирме, и составила документы, подтверждающие процессуальный статус Я. как подозреваемого (обвиняемого). К. составила постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Д. за отсутствием в его действиях состава преступления. Одновременно с этим она составила обвинительное заключение по обвинению Я. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 171 УК РФ, и направила уголовное дело прокурору для принятия решения в порядке, предусмотренном ст. 221 УПК РФ. 23 июля 2012 г. посредник передачи взятки получил первую часть взятки в сумме 300 000 рублей, а 3 октября 2012 г. при получении оставшейся части он был задержан сотрудниками правоохранительных органов. Действия К. (с учетом внесенных изменений) квалифицированы по ч. 3 ст. 30, пп. “а”, “в” ч. 5 ст. 290, ч. 2 ст. 303 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ) и ч. 1 ст. 299 УК РФ. В надзорной жалобе осужденная К. просила исключить осуждение по ч. 2 ст. 303 УК РФ, полагая, что фальсификация доказательств по уголовному делу в отношении Я. явилась способом совершения преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 299 УК РФ. Президиум Верховного Суда Российской Федерации оставил приговор в части квалификации действий осужденной К. по ч. 2 ст. 303 и ч. 1 ст. 299 УК РФ без изменения, указав следующее. Довод осужденной К. о том, что квалификация по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 303, ч. 1 ст. 299 УК РФ, влечет повторное осуждение за одни действия, противоречит закону и установленным судом фактическим обстоятельствам. Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 299 УК РФ, выражается в действиях, направленных на привлечение заведомо невиновного в качестве обвиняемого, а именно в вынесении следователем постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого и в предъявлении ему сформулированного обвинения, а объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 303 УК РФ, характеризуется активными действиями, которые выражаются в подделке или фабрикации вещественных доказательств, протоколов следственных действий, собирании и представлении доказательств, не соответствующих действительности. Действия К., осуществлявшей предварительное следствие по уголовному делу, заключались в том числе в умышленном изготовлении по предварительному сговору с Ж. протоколов допросов от имени ряда свидетелей, содержащих заведомо ложные сведения, которые затем были приобщены к материалам уголовного дела в качестве доказательств совершения Я. преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 171 УК РФ. Указанные и другие действия, связанные с фальсификацией доказательств по уголовному делу, не охватываются составом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 299 УК РФ, и требуют самостоятельной квалификации по ч. 2 ст. 303 УК РФ. Содержание и направленность умысла К. в том числе при совершении этих преступлений установлены судом правильно, исходя из фактических обстоятельств совершения преступлений и анализа всей совокупности имеющихся доказательств.
Вопросы квалификации:
Действия виновного, имеющего умысел на сбыт наркотических средств нескольким лицам при отсутствии с ними предварительной договоренности на реализацию всего объема этих средств, следует квалифицировать как самостоятельные преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 228.1 УК РФ. По приговору суда от 17 марта 2009 г. (с учетом внесенных изменений) О. осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ (два преступления), по ч. 1 ст. 30, п. “г” ч. 3 ст. 228.1 УК РФ. О. признан виновным и осужден за два покушения на незаконный сбыт наркотических средств и за приготовление к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере. Осужденный в кассационной жалобе просил о пересмотре состоявшихся в отношении его судебных решений, указывая, что его действия необоснованно квалифицированы как самостоятельные преступления, поскольку, имея умысел на сбыт наркотических средств в особо крупном размере, он сбыл лишь часть, не образующую крупный размер. В связи с этим осужденный просил квалифицировать его действия по ч. 3 ст. 30, п. “г” ч. 3 ст. 228.1 УК РФ. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации оставила приговор в части квалификации действий осужденного без изменения, мотивировав следующим. Суд правильно квалифицировал действия осужденного как отдельные преступления, поскольку, как установлено судом и не оспаривается в жалобе, осужденный покушался на сбыт наркотического средства двум разным лицам. Анализ показаний осужденного в судебном заседании, показаний свидетеля под псевдонимом “С” и свидетеля П. свидетельствует о том, что у осужденного не имелось договоренности с указанными лицами на сбыт всего объема наркотических средств, имевшихся у О.
Незаконные приобретение и хранение без цели сбыта наркотических средств в значительном и крупном размере, совершенные с единым умыслом, квалифицируются как одно преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 228 УК РФ. Г. признан виновным в покушении на незаконный сбыт наркотических средств в значительном размере, совершенном группой лиц по предварительному сговору, незаконных приобретении и хранении без цели сбыта наркотических средств в значительном и крупном размерах. По приговору суда Г. осужден по ч. 3 ст. 30, пп. “а”, “б” ч. 3 ст. 228.1 к 8 годам лишения свободы, по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 228 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы, а по совокупности преступлений, определяемой по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний – к 9 годам лишения свободы.
Последующие судебные инстанции оставили приговор без изменения. В кассационной жалобе адвокат в интересах осужденного Г. просил отменить судебные решения и направить уголовное дело на новое судебное разбирательство. При этом защитник указывал на то, что действия Г., связанные с незаконным приобретением и хранением наркотических средств без цели сбыта, неправильно квалифицированы по двум статьям УК РФ. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации изменила приговор на основании ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ в связи с существенными нарушениями уголовного закона, повлиявшими на исход дела и выразившимися в следующем. Согласно фактическим обстоятельствам дела, признанным судом доказанными, Г. 23 января 2013 г. незаконно, без цели сбыта, приобрел наркотическое средство – смесь, содержащую метадон (фенадол, долофин), которое незаконно хранил: массой 0,739 г – при себе, а массой 6,606 г – дома. 25 января 2013 г. наркотическое средство массой 6,606 г было изъято в ходе проведения сотрудниками правоохранительных органов обыска по месту жительства Г. Таким образом, установив, что умыслом осужденного, направленным на незаконные приобретение и хранение наркотических средств без цели сбыта, охватывались одни и те же действия с наркотическими средствами в крупном размере, суд неправильно применил уголовный закон, дополнительно квалифицировав действия осужденного по ч. 1 ст. 228 УК РФ. В обоснование решения об отказе в удовлетворении кассационной жалобы адвоката в интересах осужденного в части неправильной квалификации действий осужденного по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 228, ч. 2 ст. 228 УК РФ, президиум городского суда в своем постановлении указал, что переквалификация действий осужденного по незаконному приобретению и хранению наркотического средства – смеси, содержащей метадон (фенадол, долофин), массой не менее 0,739 г и его действий по незаконному приобретению и хранению наркотического средства – смеси, содержащей метадон (фенадол, долофин), массой 6,606 г на единое преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 228 УК РФ, ухудшает положение осужденного, поскольку в данном случае в отношении действий, квалифицированных по ч. 1 ст. 228 УК РФ, применяется другая норма уголовного закона, санкция которой предусматривает более строгое наказание. Однако данный вывод суда кассационной инстанции является ошибочным, поскольку, по смыслу закона, более тяжким является обвинение, когда применяется другая норма уголовного закона (статья, часть статьи или пункт), санкция которой предусматривает более строгое наказание; в обвинение включаются дополнительные, не вмененные обвиняемому факты (эпизоды), влекущие изменение квалификации на закон, предусматривающий более строгое наказание, либо увеличивающие фактический объем обвинения, хотя и не изменяющие юридической оценки содеянного. В данном случае квалификация действий осужденного по фактам незаконного хранения наркотического средства, обнаруженного как при его задержании, так и в ходе обыска по месту его жительства, по ч. 2 ст. 228 УК РФ с исключением излишне вмененной ч. 1 ст. 228 УК РФ не ухудшает положение осужденного, так как она не влечет за собой изменение фактических обстоятельств дела, установленных судом первой инстанции, и не увеличивает фактический объем предъявленного ему обвинения. Такой вывод следует из того обстоятельства, что ст. 228 УК РФ разграничивает тяжесть уголовной ответственности в зависимости от размера наркотического средства, с которыми совершены незаконные действия без цели его сбыта, а именно в зависимости от значительного (ч. 1 ст. 228 УК РФ), крупного (ч. 2 ст. 228 УК РФ) и особо крупного (ч. 3 ст. 228 УК РФ) размеров, определяющих объективную сторону состава преступления. По данному делу установлено, что Г., действуя с единым умыслом, незаконно приобрел и затем незаконно хранил без цели сбыта одновременно в разных местах наркотические средства в количестве, не образующем в общей сложности особо крупный размер, т.е. более тяжкий квалифицирующий признак. Исходя из изложенного Судебная коллегия изменила приговор и последующие судебные решения и переквалифицировала действия осужденного с ч. 1 ст. 228 и ч. 2 ст. 228 УК РФ на ч. 2 ст. 228 УК РФ, по которой назначила наказание в виде лишения свободы на срок 3 года. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30 и пп. “а”, “б” ч. 3 ст. 228.1, ч. 2 ст. 228 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначила Г. наказание в виде лишения свободы на срок 8 лет 8 месяцев.
Процессуальные вопросы:
Согласно ч. 2 ст. 142 УПК РФ заявление о явке с повинной может быть сделано как в письменном, так и в устном виде. Неоформление заявления о явке с повинной в качестве самостоятельного процессуального документа не влияет на учет этого обстоятельства в качестве смягчающего наказания. Как следует из материалов уголовного дела, Ш. сообщил оперуполномоченному уголовного розыска Г., что он, находясь в состоянии алкогольного опьянения, в ссоре нанес более 10 ударов кулаком К., она упала на пол. Увидев, что потерпевшая не подает признаков жизни, он позвонил З. и сказал, что убил К., свою вину признал, в содеянном раскаялся. В отделе полиции Ш. дал аналогичные объяснения после разъяснения положений ст. 51 Конституции Российской Федерации. Показания свидетеля Г. относительно дачи Ш. указанных объяснений исследованы судом и положены в основу обвинительного приговора. По приговору суда Ш. осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ на 11 лет лишения свободы. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного и его адвоката, изменила приговор в части назначенного Ш. наказания по следующим основаниям. Согласно ст. 142 УПК РФ заявление о явке с повинной является добровольным сообщением лица о совершенном им преступлении. Заявление о явке с повинной может быть сделано как в письменном, так и в устном виде. Таким образом, фактические обстоятельства дела свидетельствуют о том, что Ш. добровольно сообщил о совершенном им преступлении в отношении К., при этом очевидцев события преступления не было, а обстоятельства содеянного стали известны свидетелям со слов самого обвиняемого. Неоформление заявления о явке с повинной в качестве самостоятельного процессуального документа не влияет в данной ситуации на учет этого обстоятельства в качестве смягчающего наказания. Судебная коллегия признала явку с повинной обстоятельством, смягчающим наказание, и смягчила назначенное Ш. наказание по ч. 1 ст. 105 УК РФ до 10 лет лишения свободы.
Получить услугу © 2015-2018 «КАЛИТА и партнёры»:: Все статьи и публикации, размещённые на данном ресурсе, являются объектами   интеллектуальной  собственности.  Исключительные  авторские  права  принадлежат автору — Калите Сергею Николаевичу.  Использование, распространение, копирование объектов  интеллектуальной  собственности, без разрешения автора, запрещено. ©