Oops! It appears that you have disabled your Javascript. In order for you to see this page as it is meant to appear, we ask that you please re-enable your Javascript!
Главная » Уголовные адвокаты » Незаконный сбыт наркотиков

Незаконный сбыт наркотиков

Квалифицирующие признаки незаконного сбыта наркотиков как оконченного преступления
Ξ Незаконный сбыт наркотиков квалифицируется как оконченное преступление, предусмотренное частью 5 статьи 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, независимо от способа передачи наркотиков и способа их оплаты.
Ξ В отношении вопросов уголовно-правовой квалификации незаконного сбыта наркотиков Верховный суд Российской Федерации считает, что незаконный сбыт наркотиков является оконченным преступлением с момента выполнения лицом всех необходимых действий по передаче приобретателю наркотических средств независимо от их фактического получения приобретателем.
Так, согласно приговору, осужденный Х. вступил с неустановленным лицом в сговор о незаконном сбыте Ю. наркотиков в особо крупном размере. Во исполнение задуманного Х. договорился с Ю. об условиях сбыта наркотиков, их количестве, стоимости, а также о передаче ему денежных средств. 17 декабря 2015 года во время встречи Ю. отдал Х. денежные средства, которые тот передал неустановленному лицу, получив взамен сумку с наркотиками. После этого Х. поставил сумку с указанными средствами в автомобиль Ю., и при выезде с места встречи Х. и Ю. были задержаны сотрудниками правоохранительных органов, а наркотики изъяты. По приговору действия Х. квалифицированы по части 5 статьи 228.1 УК РФ. В апелляционных жалобах осуждённый и его адвокат просили приговор изменить, переквалифицировать действия Х. на часть 3 статью 30, часть 5 статью 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации. Указывали, что наркотики не перешли в распоряжение покупателя, поскольку для получения в собственность наркотиков необходимо было выполнить ряд действий: проверить наркотики, взвесить их и произвести окончательный расчёт. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации оставила приговор без изменения, жалобы без удовлетворения. Как было установлено судом, Х. вступил в сговор с неустановленным лицом и согласно отведённой ему роли вёл переговоры с покупателем наркотиков Ю., обсуждал условия сбыта и оплаты наркотиков, получал денежные средства и переводил их на расчётный счёт соучастника, поддерживал связь с неустановленным лицом и контролировал передачу наркотиков от лица, доставившего их на территорию России, Ю. По смыслу закона, под незаконным сбытом наркотиков следует понимать любые способы их возмездной либо безвозмездной передачи другим лицам (продажу, дарение, обмен, уплату долга, дачу взаймы и так далее). Судом обоснованно указано, что уголовный закон не связывает момент окончания данного преступления с проверкой покупателем наркотиков, их оплатой, окончательным расчётом и так далее. Преступление считается оконченным с момента выполнения лицом всех необходимых действий по передаче наркотиков приобретателю. Из приговора усматривается, что неустановленное лицо в соответствии с распределением ролей передало наркотики приобретателю Ю., и указанные средства фактически оказались во владении и распоряжении покупателя. При таких обстоятельствах суд с учётом характера действий осуждённого пришел к правильному выводу о квалификации его действий как оконченного преступления, предусмотренного частью 5 статьи 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Определение размера незаконно сбытых наркотиков
Ξ Как одно преступление квалифицируется сбыт наркотиков и психотропных веществ одному и тому же лицу, совершённый с единым умыслом, направленным на реализацию таких средств и веществ в целом.
Ξ По смыслу закона, одновременный незаконный сбыт наркотиков и психотропных веществ в рамках единого умысла, направленного на их реализацию в целом, образует одно преступление, подлежащее квалификации в зависимости от количества того средства или вещества, для которого установлен наименьший показатель для определения размера как значительного, крупного или особо крупного.
Так, согласно приговору, 31 марта 2015 года к Е., который являлся руководителем организованной группы, занимающейся незаконным сбытом наркотиков и психотропных веществ, с намерением приобрести наркотики обратился Т., который в тот же день в качестве предварительной оплаты за приобретённые им наркотики перечислил деньги через платёжную систему интернет-программы. В этот же день Т., с целью приобретения психотропного вещества – амфетамина, вновь обратился к Е., который сообщил Т. о необходимости перечисления денежных средств в качестве предварительной оплаты, а Ч. – разместил “закладку” с указанными наркотическим средством и психотропным веществом. 31 марта 2015 года Т., прибыв к месту “закладки”, забрал свёрток с двумя пакетами: с психотропным веществом – амфетамином массой 0,90 грамма, то есть в значительном размере, и наркотическим средством массой 3,03 грамма, то есть в крупном размере. Кроме этого, Е. с целью последующего незаконного сбыта расфасовал психотропное вещество в особо крупном размере, а также наркотические средства в крупном и особо крупном размере, которые были изъяты 14 октября 2015 года в ходе обыска. Указанные действия Е. квалифицированы судом по пунктам “а”, “г” части 4 статьи 228.1 УК РФ (преступление 31 марта 2015 года) и по части 3 статьи 30, части 5 статьи 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, а действия Ч. – по пунктам “а”, “г” части 4 статьи 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации (преступление 31 марта 2015 года) и части 3 статьи 30, пунктов “а”, “г” части 4 статьи 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации изменила приговор в отношении Е. и Ч., исключила из осуждения каждого из них за преступление, предусмотренное пунктами “а”, “г” части 4 статьи 228.1 УК РФ, совершённое 31 марта 2015 года, указание на квалифицирующий признак “в значительном размере”, а из осуждения Е. также за преступление, предусмотренное частью 3 статьи 30, частью 5 статьи 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, указание на квалифицирующий признак “в крупном размере”. В определении Судебная коллегия мотивировала своё решение следующим. Суд первой инстанции, оценивая действия Е. по сбыту Т. психотропного вещества – амфетамина массой 0,90 грамма, то есть в значительном размере, и наркотического средства массой 3,03 грамма, то есть в крупном размере, не учёл, что данные действия совершены одновременно, в рамках единого умысла, направленного на сбыт данных веществ в целом, независимо от их вида, что влечёт правовую оценку содеянного ими по одному из квалифицирующих признаков, характеризующих размер в данном случае как крупный. Аналогичная ситуация не учтена при квалификации действий Е. по покушению на незаконный сбыт обнаруженных у него наркотиков и психотропных веществ.

Незаконный сбыт наркотиков нескольким лицам
Ξ Действия виновного, имеющего умысел на незаконный сбыт наркотиков нескольким лицам при отсутствии с ними предварительной договорённости на реализацию всего объёма этих наркотиков, следует квалифицировать как самостоятельные преступления, предусмотренные частью 1 статьи 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации.
По приговору суда от 17 марта 2009 года (с учётом внесённых изменений) О. осуждён по части 3 статьи 30, части 1 статьи 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации (два преступления), по части 1 статьи 30, пункт “г” части 3 статьи 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации. О. признан виновным и осуждён за два покушения на незаконный сбыт наркотиков и за приготовление к незаконному сбыту наркотиков в особо крупном размере. Осуждённый в кассационной жалобе просил о пересмотре состоявшихся в отношении него судебных решений, указывая, что его действия необоснованно квалифицированы как самостоятельные преступления, поскольку, имея умысел на незаконный сбыт наркотиков в особо крупном размере, он сбыл лишь часть, не образующую крупный размер. В связи с этим осуждённый просил квалифицировать его действия по части 3 статьи 30, пункту “г” части 3 статьи 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации оставила приговор в части квалификации действий осуждённого без изменения, мотивировав следующим. Суд правильно квалифицировал действия осуждённого как отдельные преступления, поскольку, как установлено судом и не оспаривается в жалобе, осуждённый покушался на незаконный сбыт наркотиков двум разным лицам. Анализ показаний осуждённого в судебном заседании, показаний свидетеля под псевдонимом “С” и свидетеля П. свидетельствует о том, что у осуждённого не имелось договоренности с указанными лицами на сбыт всего объёма наркотических средств, имевшихся у О.

Особенности квалификации незаконного приобретения и хранения наркотиков в значительном и крупном размере без цели сбыта
Ξ Умысел осуждённого, направленный на незаконные приобретение и хранение в значительном и крупном размере наркотиков без цели сбыта (часть 2 статья 228 Уголовного кодекса Российской Федерации) исключает дополнительную квалификацию преступного деяния по части 1 статьи 228 Уголовного кодекса Российской Федерации.
Ξ Незаконные приобретение и хранение без цели сбыта наркотиков в значительном и крупном размере, совершённые с единым умыслом, квалифицируются как одно преступление, предусмотренное частью 2 статьи 228 Уголовного кодекса Российской Федерации.
Г. признан виновным в покушении на незаконный сбыт наркотиков в значительном размере, совершённом группой лиц по предварительному сговору, незаконных приобретении и хранении без цели сбыта наркотиков в значительном и крупном размерах. По приговору суда Г. осуждён по части 3 статьи 30, пунктам “а”, “б” части 3 статьи 228.1 к 8 годам лишения свободы, по части 2 статьи 228 Уголовного кодекса Российской Федерации к 3 годам лишения свободы, по части 1 статьи 228 Уголовного кодекса Российской Федерации к 6 месяцам лишения свободы, а по совокупности преступлений, определяемой по правилам части 3 статьи 69 Уголовного кодекса Российской Федерации, путём частичного сложения назначенных наказаний – к 9 годам лишения свободы.
Последующие судебные инстанции оставили приговор без изменения. В кассационной жалобе адвокат в интересах осуждённого Г. просил отменить судебные решения и направить уголовное дело на новое судебное разбирательство. При этом защитник указывал на то, что действия Г., связанные с незаконным приобретением и хранением наркотиков без цели сбыта, неправильно квалифицированы по двум статьям Уголовного кодекса Российской Федерации. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации изменила приговор на основании части 1 статьи 401.15 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с существенными нарушениями уголовного закона, повлиявшими на исход дела и выразившимися в следующем. Согласно фактическим обстоятельствам дела, признанным судом доказанными, Г. 23 января 2013 года незаконно, без цели сбыта, приобрёл наркотическое средство – смесь, содержащую метадон (фенадол, долофин), которое незаконно хранил: массой 0,739 грамма – при себе, а массой 6,606 грамма – дома. 25 января 2013 года наркотическое средство массой 6,606 грамма было изъято в ходе проведения сотрудниками правоохранительных органов обыска по месту жительства Г. Таким образом, установив, что умыслом осуждённого, направленным на незаконные приобретение и хранение наркотиков без цели сбыта, охватывались одни и те же действия с наркотическими средствами в крупном размере, суд неправильно применил уголовный закон, дополнительно квалифицировав действия осуждённого по части 1 статьи 228 Уголовного кодекса Российской Федерации. В обоснование решения об отказе в удовлетворении кассационной жалобы адвоката в интересах осуждённого в части неправильной квалификации действий осуждённого по совокупности преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 228, частью 2 статьи 228 Уголовного кодекса Российской Федерации, президиум городского суда в своём постановлении указал, что переквалификация действий осуждённого по незаконному приобретению и хранению наркотического средства – смеси, содержащей метадон (фенадол, долофин), массой не менее 0,739 грамма и его действий по незаконному приобретению и хранению наркотического средства – смеси, содержащей метадон (фенадол, долофин), массой 6,606 грамма на единое преступление, предусмотренное частью 2 статьи 228 Уголовного кодекса Российской Федерации, ухудшает положение осуждённого, поскольку в данном случае в отношении действий, квалифицированных по части 1 статьи 228 Уголовного кодекса Российской Федерации, применяется другая норма уголовного закона, санкция которой предусматривает более строгое наказание. Однако данный вывод суда кассационной инстанции является ошибочным, поскольку, по смыслу закона, более тяжким является обвинение, когда применяется другая норма уголовного закона (статья, часть статьи или пункт), санкция которой предусматривает более строгое наказание; в обвинение включаются дополнительные, не вменённые обвиняемому факты (эпизоды), влекущие изменение квалификации на закон, предусматривающий более строгое наказание, либо увеличивающие фактический объём обвинения, хотя и не изменяющие юридической оценки содеянного. В данном случае квалификация действий осуждённого по фактам незаконного хранения наркотиков, обнаруженных как при его задержании, так и в ходе обыска по месту его жительства, по части 2 статьи 228 Уголовного кодекса Российской Федерации с исключением излишне вменённой части 1 статьи 228 Уголовного кодекса Российской Федерации не ухудшает положение осуждённого, так как она не влечёт за собой изменение фактических обстоятельств дела, установленных судом первой инстанции, и не увеличивает фактический объём предъявленного ему обвинения. Такой вывод следует из того обстоятельства, что статья 228 Уголовного кодекса Российской Федерации разграничивает тяжесть уголовной ответственности в зависимости от размера наркотического средства, с которыми совершены незаконные действия без цели его сбыта, а именно в зависимости от значительного (часть 1 статья 228 Уголовного кодекса Российской Федерации), крупного (часть 2 статья 228 Уголовного кодекса Российской Федерации) и особо крупного (часть 3 статья 228 Уголовного кодекса Российской Федерации) размеров, определяющих объективную сторону состава преступления. По данному делу установлено, что Г., действуя с единым умыслом, незаконно приобрёл и затем незаконно хранил без цели сбыта одновременно в разных местах наркотики в количестве, не образующем в общей сложности особо крупный размер, то есть более тяжкий квалифицирующий признак. Исходя из изложенного, Судебная коллегия изменила приговор и последующие судебные решения и переквалифицировала действия осуждённого с части 1 статьи 228 и части 2 статьи 228 Уголовного кодекса Российской Федерации на часть 2 статьи 228 Уголовного кодекса Российской Федерации, по которой назначила наказание в виде лишения свободы на срок 3 года. На основании части 3 статьи 69 Уголовного кодекса Российской Федерации по совокупности преступлений, предусмотренных частью 3 статьи 30 и пунктами “а”, “б” частью 3 статьи 228.1, частью 2 статьи 228 Уголовного кодекса Российской Федерации, путём частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначила Г. наказание в виде лишения свободы на срок 8 лет 8 месяцев.

Конфискация имущества у лиц, осуждённых за незаконный сбыт наркотиков
• Ξ Автомобиль, с помощью которого перемещались оборудование, препараты и произведённое наркотическое средство, принадлежащий на праве личной собственности лицу, осуждённому за совершение преступления, предусмотренного статьёй 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, обоснованно признан средством совершения преступления и конфискован.
М. и Р. признаны виновными в том, что в составе организованной группы занимались незаконным производством и сбытом наркотиков в особо крупном и крупном размере, а также приготовлением к незаконному сбыту наркотиков в особо крупном размере. По приговору М. и Р. осуждены по части 5 статьи 228.1, пунктам “а”, “г” части 4 статьи 228.1 и части 1 статьи 30, части 5 статьи 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации. Согласно указанному приговору автомобиль, принадлежащий осуждённому М., конфискован и обращён в доход государства на основании пункта 1 части 3 статьи 81 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и пункта “г” части 1 статьи 104.1 Уголовного кодекса Российской Федерации. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации оставила приговор в части решения вопроса о конфискации без изменения, поскольку судом установлено, что указанный автомобиль использовался М. для приобретения и перевозки оборудования и препаратов, необходимых при производстве наркотиков, а также для перевозки самих незаконно произведённых наркотиков.

Особенности возбуждения уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного статьёй 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, в отношении неустановленного лица
• Ξ При проверке законности постановления о возбуждении уголовного дела судье следует проверять, соблюдён ли порядок вынесения данного решения, обладало ли должностное лицо, принявшее соответствующее решение, необходимыми полномочиями, имеются ли поводы и основание для возбуждения уголовного дела.
• Ξ Для возбуждения уголовного дела достаточно установить лишь факт нахождения во владении лица наркотиков, указывающий на наличие признаков незаконного оборота наркотических средств; выяснение же конкретных обстоятельств преступления и лиц, виновных в его совершении, возможно после возбуждения уголовного дела в ходе предварительного расследования.
По постановлению суда от 15 декабря 2014 года постановление следователя о возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного частью 1 статьи 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, в отношении неустановленного лица признано незаконным и необоснованным. Суды апелляционной и кассационной инстанций оставили постановление суда без изменения. Заместитель Генерального прокурора Российской Федерации в кассационном представлении ставил вопрос об отмене судебных решений, указывая на то, что вывод суда о невозможности возбуждения уголовного дела без рассекречивания материалов оперативно-розыскного мероприятия, в ходе которого было изъято наркотическое средство, не основан на законе. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации отменила постановление суда и последующие судебные решения по следующим основаниям. Исходя из положений части 1 и части 2 статьи 146 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, определяющих порядок возбуждения уголовного дела и содержание постановления о возбуждении уголовного дела, и положений статьи 140 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих поводы и основания для возбуждения уголовного дела, а также с учётом разъяснений, содержащихся в пункте 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2009 года N 1 “О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации”, при рассмотрении доводов жалобы на постановление о возбуждении уголовного дела судье следует проверять, соблюдён ли порядок вынесения данного решения, обладало ли должностное лицо, принявшее соответствующее решение, необходимыми полномочиями, имеются ли поводы и основание для возбуждения уголовного дела, нет ли обстоятельств, исключающих производство по делу. Указанные требования закона по настоящему делу не соблюдены. Как усматривается из материалов производства, органами прокуратуры в результате проведённой ими проверки были получены сведения о незаконном сбыте неустановленным лицом наркотиков, в связи с чем вынесено постановление о возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного частью 1 статьи 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, в отношении неустановленного лица. Суд первой инстанции, признавая постановление о возбуждении уголовного дела незаконным, мотивировал своё решение тем, что возбуждение уголовного дела было невозможно без рассекречивания документов об изъятии оперативным путём наркотиков, а потому при таких обстоятельствах производство по уголовному делу исключается. Между тем постановление о возбуждении уголовного дела в отношении неустановленного лица вынесено уполномоченным лицом – следователем по особо важным делам Следственного комитета Российской Федерации. При этом, как видно из материала, поводом для возбуждения уголовного дела послужили постановление заместителя прокурора о направлении материалов проверки в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании, а также составленный по результатам его рассмотрения следователем по особо важным делам Следственного комитета Российской Федерации рапорт об обнаружении признаков преступления, предусмотренного частью 1 статьи 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, зарегистрированный в тот же день в Книге регистрации сообщений о преступлениях. Основанием для возбуждения уголовного дела явились сведения о противоправных действиях неустановленного лица, незаконно сбывшего наркотики, полученные в ходе проведённой проверки соблюдения требований федерального законодательства в сфере регистрации сообщений о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств. Оставляя без изменения постановление суда, суды апелляционной и кассационной инстанций сослались на то, что при вынесении постановления о возбуждении уголовного дела были нарушены требования части 2 статьи 140 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку в его описательно-мотивировочной части не содержатся достаточные данные, которые бы указывали на обстоятельства незаконного сбыта наркотиков одним лицом другому. Однако такой вывод не основан на уголовно-процессуальном законе, в котором отсутствует требование об обязательности выяснения уже на стадии возбуждения уголовного дела всех обстоятельств происшедшего события, содержащего признаки преступления. В данном случае было достаточно установить факт нахождения во владении лица наркотиков, указывающий на наличие признаков незаконного оборота наркотических средств; выяснение же конкретных обстоятельств преступления и лиц, виновных в его совершении, возможно после возбуждения уголовного дела в ходе предварительного расследования. При таких обстоятельствах допущенные нарушения уголовно-процессуального закона при рассмотрении настоящего дела являются существенными, повлиявшими на исход дела.
© 2015-2019 «КАЛИТА и партнеры» :: Все статьи и публикации, размещенные на данном ресурсе, являются объектами интеллектуальной собственности. Исключительные авторские права принадлежат автору - Калите Сергею Николаевичу. Использование, распространение, копирование объектов интеллектуальной собственности, без разрешения автора, запрещено.